Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

43 метра под землёй

Автор я.
Произошло это событие около 6 лет назад, на дне рождения моего друга, мне тогда было 15 лет. После 3 часов сидения у него дома я, мой друг Данил и ещё двое ребят решили пойти прогуляться…Мы жили на Дальнем Востоке рядом с Владивостоком. В нашем посёлке (Снежное) было много старых бомбоубежищ и блиндажей, которые были давно осмотрены малышнёй и опасности не представляли, до этого дня, по крайней мере. Пройдя пару километров, мы зашли в «наш» старый подземный склад (так мы его называли), на входе в него выбито КН-12. Он, наверное, ещё с царских времён сохранился, а когда мы были маленькими, там был наш «боевой» лагерь. И вот бродит наша компашка по комнатам, и вдруг Данич вспомнил про спуск в катакомбы через наполовину залитый водой тоннель. Его день рождения был 21 декабря, на улице был сильный мороз, и в туннеле жидкость тоже замёрзла. Если бы я знал, чем обернётся наш поход, я бы, не оглядываясь, бежал прочь!
Подойдя к спуску, я почувствовал страх, необъяснимый мне и сейчас: мы всегда бродили по подземкам и защита от «подземного» страха у меня есть, но… В этот раз мне было очень страшно, а друзья лишь смеялись перед спуском.
Звук под землёй — это не то, что на поверхности. Он как бы не может выйти из туннеля и летит от стенки к стенке, производя неизгладимый ужас. Я не хотел стать трусом перед друзьями и полз с улыбкой до ушей, а внутри меня, простите за выражение, г…вно кипело! Мы ползли минуты три, а когда встали и увидели, что туннель очень и очень пострадал, стало ещё страшнее. С потолка висели сосульки или что-то вроде них, в воздухе стоял запах, от которого хотелось бежать как от огня, будто кто-то здесь складывал протухшие продукты, запах смерти…
Пройдя дальше, мы нашли несколько дверей, некоторые были закрыты изнутри, некоторые не имели петель, а иные были забиты большими клёпками: такие раньше использовали в строительстве небоскребов. Я не знаю, что за ними было, и, если честно, не хочу знать! Позже Андрей, так звали одного из нас, нашёл разорванную дверь. Я впервые такое видел: металл толщиной миллиметров 10-12 был порван как тряпка, но, что самое странное, следов ржавчины на местах разрыва не было.
В глубине тоннеля раздался визг, он продолжался около 2 секунд и прекратился. Я стоял, как ошарашенный, а Данил неожиданно сказал: «Ну всё, выходим, ха-ха-ха!» Я ещё больше испугался от его слов, будто это не он сказал. Остальные с довольными лицами тоже тупо посмеивались и бормотали что-то себе под нос. Тогда расслышал только это: «Зашли, а не вышли, хи-хи…» Мои друзья, как мешки, упали, но не переставали смеяться, а наоборот, начали больше визжать, точно свиньи. Медленно пятясь назад и светя своим недавним друзьям в лица фонарём , я не заметил, как упёрся спиной во что-то мягкое. Сзади стоял мужчина лет сорока, весь ободранный или обгоревший, куски кожи свисали с его рук, через почти разложившиеся губы видны были жёлтые, редкие зубы. Сквозь его шипенье я расслышал слова: «Беги-и!» Фонарь потух…
Бежал не помню куда, бежал, оставив своих друзей, бежал от того существа, которое приказало мне это. А потом сон…
Не знаю, как выбрался из туннеля, помню только, как меня нашли в одной из верхних комнат. Лёжа на холодном полу, я слышал, как кто-то медленно ходит по коридорам, в проёме двери мелькнул свет, в неё вошел парень. Он смотрел на меня несколько секунд вопросительным взглядом, подойдя, ткнул в моё плечо фонарём и спросил: «Ты жив вообще?» Его толчок был для меня очень болезненным, я не мог сказать ни слова, но мои попытки пошевелиться показали ему, что самому мне не подняться. Прислонив меня к стенке, он убежал, через минут десять появились ещё подростки, человек шесть. Три парня на руках тащили меня из «склада» до их дома. Пока они несли меня, две девушки говорили: «Может, это он? Ну, который свалил?»
Друзей моих не нашли, несмотря на то, что я как мог, описывал события. Ни тел, ни крови, ни туннеля…
Позже мне директор в школе рассказал, что в том туннеле, который я описывал, в годы революции погибло несколько рабочих, а чтобы не ворошить дело, в спешке замуровали проход вместе с остальными строителями. Они вроде даже ещё несколько недель стучали по стенам, но приказа их раскопать не было. Как я помню, там строили отделения для разработки новых снарядов к оборонительным орудиям, с составом, который убивал людей и животных, а технику почти не трогал. Что-то вроде облучения реагентами. А для того, чтобы обеспечить безопасность населения, испытания проводились на глубине 43 метра.