Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  

Илюша

[hide]Источник[/hide]
Автор: Кровавая АнастасияБыл тихий летний вечер. Я смотрел, как огни города отбивались в ее бездонных карих глазах. Я с трепетом замирал, когда на ее тонких губах играла улыбка, пусть и еле заметная. Мое сердце останавливалось с каждым ее легким прикосновением. Я был влюблен. Как мальчишка, искренне и нежно.
— Спасибо за ужин, мне было хорошо, — Алиса потянулась ко мне и коснулась мягким, невесомым поцелуем…
О, Боги! Как это было прекрасно! Как изнемогала душа в томном и сладостном наслаждении…
— До завтра, Сереж.
Алиса улыбнулась в последний раз и направилась к двери своего подъезда. Я, как дурак, стоял и улыбался в то пространство, где еще мгновенье назад была она. Мои руки все еще ощущали ее тонкую талию, а нежный аромат духов дразнил мое сознание, рисуя в нем ее неповторимый образ.
Предвкушая удачное начало отношений, я отправился домой. Живу я на окраине города, и прямо с моим домом находится густой сосновый лес и небольшое озеро. Я, как художник, часто черпал прекрасное вдохновение в этих необъятных чудных местах.
Вот и сегодня, приехав домой, я захватил холст, мольберт с масляными красками в тюбиках и спустился к озеру. Мой пес, Спайк, лениво поплелся за мной. Он был уже очень стар, но кровь итальянской гончей яро бушевала в его жилах.
Закрепив бумагу на мольберте, я взял в руки кисть и направил взор на закат. Горячие лучи уходящего солнца ослепляли, отбиваясь в темных водах озера. И вдруг я увидел мальчика. Он был еще маленьким, на вид лет пять. Малыш также увлеченно наблюдал за солнцем, а потом, будто почувствовав мой взгляд, обернулся и помахал мне рукой. Я улыбнулся и продолжил работу. Честно сказать, я давно хотел нарисовать этот закат. Я видел его почти каждый день, но что-то в моем подсознании мешало закончить картину. Когда солнце совсем село, я собрал вещи и направился к дому. Спайк шел впереди.
— Это Ваш пес? — все тот же мальчик гладил за ухом мою собаку, которой, кстати, нравилось.
— Да, это Спайк, — я улыбнулся ему и получил улыбку в ответ. — А ты как сюда забрел?
— Я с мамой гулял. Потом она сказала, что скоро вернется, и ушла. — Мальчик перестал гладить Спайка и теперь просто шел рядом со мной.
— Чаю хочешь? — он заметно оживился, услышав мое предложение, и сразу согласился.
— Меня, кстати, Илюша зовут.
— А я — Сергей, — я протянул новому товарищу руку, но он лишь улыбнулся. Видно, не научен еще.
Я достал свой термос, конфеты, и мы сели на лавочку. Илья сидел напротив, и его лицо озарялось широкой улыбкой. Он первым нарушил повисшее молчанье:
— Ты теперь мой друг, да?
— Конечно, Илюш! Ты славный малый. У меня своих детей нет, и ты можешь приходить, когда захочешь. Мы со Спайком будем рады.
Мы говорили почти час. Потом Илья встал и показал рукой в сторону леса:
— Меня там мама, наверно, ждет уже.
Я тоже встал, а потом еще долго смотрел ему вслед, пока он не скрылся в сгустившейся тьме. Лишь потом я заметил, что он так и не притронулся к чаю.
Илья приходил на озеро каждый вечер. Сначала он смотрел на заходящее солнце, там, где я его увидел впервые, а потом заходил ко мне на чай. В одну из таких вечерних посиделок он сказал:
— Сегодня позвони Алисе. Она должна отменить свою поездку и быть дома.
Я с немалым удивлением уставился на Илюшу.
Он не знал про Алису, тем более, он не знал о ее делах. Мы эту тему точно не обсуждали.
— С чего ты взял это, Илья?
— Меня уже мама ждет, — вместо ответа выпалил мальчик и выбежал через открытую дверь. А на столе вновь осталась полная кружка его чая.
Знаю, все выглядело очень глупо, но я все же позвонил Алисе. Она в этот вечер собиралась гулять с подругами. Выслушав меня она, мягко говоря, удивилась.
— Сереж, ну ты чего, мальчик шутит!
— Милая, все это странно, но чувствую — что-то не так. Мне будет спокойней, если ты проведешь вечер дома.
Мы еще долго спорили, но Алиса все же осталась. Ночью меня разбудил звонок, это была любимая. Она в слезах рассказала, что ее подруги ехали в кино и попали в аварию. Все погибли на месте ДТП…
Уснуть я так и не смог. Вечером я вышел на озеро. Рисуя свой закат, я ждал мальчишку, но его все не было. Когда солнце уже почти спряталось, я услышал зов Илюши, который стоял на другом берегу озера:
— Сережа! Беги скорее к дому, он скоро сгорит! — крикнув это, он убежал в лес.
Глупо верить пятилетнему малышу, но, идя на поводу у своей интуиции, я побежал к себе.
Дом стоял, как и прежде — ни огня, ни дыма. В общем, отлегло от сердца. Я пошел на кухню, набрать стакан воды, и как только я зашел — на моих же глазах огонь свечи с аромалампы перекинулся на штору и она начала гореть, воспламеняя все вокруг. Быстро потушив огонь, я сел на стул. Я не мог в это поверить — мальчик спас мой дом… За проведенное вместе время мы очень сдружились. Я рассказывал ему о рыбалке, путешествиях, о своих картинах… А за вечерним чаем Илюша вспоминал о своей матери, о доме и отце, который его не любил. Но что странно. Каждый раз, убирая со стола, я замечал, что его чай оставался не тронут. Это вызывало удивление, но я вечно забывал спросить об этом мальчика.
— Сережа, — Илья стоял на пороге кухни, я и не заметил, как он вошел. — Спайк попал в топь, если не вытянешь его — он умрет!
Быстро добежав до озера, я увидел своего пса: его лапы загрузли полностью, он лишь жалобно выл, не в силах себе помочь… Я спасал своего единственного верного друга, жертвуя при этом собой. Илья все это время находился рядом. А когда я обессилено рухнул на землю, спасая пса, он сел около меня.
— Знаешь, Сережа… Я не смогу больше приходить. Я пойду ждать маму в другое место…
— Илья, как тебе удавалось предвидеть беду?
— Это не важно. Ты мог все потерять, но я не допустил этого. Просто цени их. И знаешь, — мальчик вновь широко улыбнулся и поднявшись на ноги, подмигнул, — наверно у тебя очень вкусный чай…
Затем Илюша развернулся и скрылся в лесной темноте.
Я не мог сказать ни слова… Кем бы ни был этот малыш, он спас мои ценности, мой смысл жизни. Ведь для счастья мне большего и не нужно.
Вернувшись домой, я закрепил мольберт. Я захотел, наконец, закончить ту картину. Вот оно, большое красное солнце, что опустившись низко над водой, освещает все вокруг. Лес купается в его золотых лучах, облака обрели нежный розовый цвет. Был там и тот берег, на котором я однажды впервые увидел Илюшу… Я закрыл глаза и вспомнил того улыбающегося малыша, который искренне махал мне рукой. И улыбнулся сам, перерисовывая его образ на холст…
К утру я закончил работу. Спать не хотелось совсем, и, позвав Спайка, я направился к озеру. Усевшись на своем любимом месте, я стал смотреть на воду, что играла лучами восходящего солнца. Уже по привычке я взглянул на берег. Там, в мокрой от росы траве, сидела женщина и, казалось, горько плакала. Я подошел к ней и сел рядом.
— Что с вами случилось? Я могу помочь? — я обеспокоенно склонился над ней, положив руку на плече.
Взглянув на меня, она помотала головой и вновь зарыдала. Глаза ее были полны слез и горя… А ее красивое лицо было бледным и истощенным. Найдя в себе силы, она заговорила:
— Мой малыш… Мой мальчик…
Женщина вновь зарыдала, закрывая лицо руками.
— Тихо, милая, успокойтесь… — я старался утешить ее, хотя и не знал причин ее горя.
— Мой малыш… убила его…
Она вновь принялась плакать. Тогда я взял ее руки и принялся растирать эти холодные ледышки. А она продолжала:
— Три года назад у меня был сын… — женщина качалась и всхлипывала, то и дело вытирая слезы. — Он был таким маленьким, таким милым! Мы каждый вечер гуляли возле этого озера… Но однажды он поскользнулся и упал в воду… — Она зарыдала еще больше. — А я боялась прыгнуть за ним, я, как и он, не умею плавать! Я видела, как мой сыночек отчаянно пытался плыть. Но он тонул, все было напрасно… В моей голове проскочила мысль, что можно позвать на помощь. Я сказала ему: «Я скоро вернусь, жди меня, малыш!» и убежала. Когда помощь прибыла — моего сына уже не было… Он утонул, а тела его так и не нашли… Я — убийца! Я — монстр!!!
Я все еще пытался успокоить бедную женщину, но она меня будто и не слышала… Она лишь плакала и вытирала свои горячие слезы. Я не стал ее больше тревожить. Пока я уходил, до меня еще доносились ее отчаянные крики:
— Ах! Мой Илюшенька! Мой сыночек!..

[hide]Источник[/hide]
Автор: Кровавая Анастасия