Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Свежие комментарии

    Неприятные странности

    Автор — я. Увлеклась поиском жутких, страшных и странных историй. Эту рассказали коллеги.В октябре 2014 года устроилась в школу рядом с домом. Школа №14 — маленькое двухэтажное здание, обшарпанное, но еще не разваливающееся стараниями сотрудников.
    Я пошла на должность учителя музыки. Для меня кабинета не нашлось, поэтому «кочую» — каждый день ищу свободный кабинет для проведения уроков.
    Вчера во время пустого урока устроилась в кабинете английского языка, чтобы оформить доску, повторить свои конспекты, ну, в общем, вы поняли (я усиленно готовлюсь к своим урокам, потому что опыта маловато: только закончила университет).
    Помнится, мне стало немного неприятно из-за того, что вся доска была вдоль и поперек исписана, а ведь каждый учитель действует по негласному правилу: убери за собой, если знаешь, что вместо тебя будет кто-то другой.
    В общем, я убрала все с доски и села за учительский стол. Разложила свои вещи… начала работу.
    Дверь была закрыта, в классе я сидела одна. Оторвавшись от записей, мельком посмотрела на доску и очень удивилась, потому что прямо по центру большой доски красовалась какая-то закорючка непонятная, нарисованная мелом.
    Но я твердо помню, что все надписи стерла влажной тряпкой! Вот скажите, как эта каля-маля могла появиться на доске?

    Эта история странная, но ничего особенно жуткого в ней нет. И я решила поспрашивать у сотрудников школы, происходило ли что-нибудь в ее стенах.
    Мы в хороших отношениях с учительницей начальных классов, Ириной Дмитриевной. На большой перемене мы стояли в коридоре, она дежурила по этажу, а я была так, за компанию.
    И вот я спросила, были ли в школе какие-нибудь странности на ее памяти. Она помедлила с ответом, я рассказала свою историю. Ирина Дмитриевна — смешливая оптимистка, она ответила мне так:
    — Ну, может, вы чего не заметили, не стерли… Или вышли куда-нибудь, а дети и испачкали доску.
    Но я заверила ее, что никуда из класса не выходила.
    В общем, я не сдавала позиций.
    Я походила еще по учителям, поспрашивала: в итоге у меня набралось три истории.
    Вот они.

    История первая.
    Рассказала ее Ирина Дмитриевна.
    В школе в конце прошлого учебного года решили провести косметический ремонт в кабинетах начальной школы. Поэтому в кабинете №6, закрепленном за 4-м классом, родители переклеили обои, повесили жалюзи и наклеили потолочные плиты.
    Стоял май месяц. Мысли учеников были далеки от русского языка. Учительница работала у доски, как вдруг мальчик на первой парте заметил, что на ее стол капает вода.
    Учительница пригляделась: и правда! Подняла глаза вверх и впала в состояние шока. Дети, напротив, чрезвычайно обрадовались: дело «пахло керосином» и срывом урока.
    С потолочных плит на учительский стол капала вода. Натекла маленькая-маленькая лужица. Учительница поскакала на вахту, в двух словах пересказала свою проблему; вахтерша позвала завхоза, и все они втроем направились на второй этаж.
    Надо сказать, что туалеты и столовая только на первом этаже. На втором нет ничего такого, не говоря уже и о душе в раздевалках (да что там! У нас и раздевалок-то нет) 🙂
    Когда учитель, завхоз и вахтерша ворвались в кабинет биологии над «4-м классом», то увидели мирную картину: Наталья Ивановна, биологичка, спокойно заполняла журнал в пустом классе. Никакой воды, разлитой по полу, и в помине не было.
    Лица у всех вытянулись. Наталье Ивановне объяснили, в чем дело, но она, учитель советской закалки, резонно сказала:
    — У меня все в порядке, я весь урок журнал заполняю, никаких потопов здесь нет.
    Но не померещилась же эта вода!
    Вернулись на первый этаж, к четвероклашкам. Учительница пребывала в недоумении, потому что на столе по-прежнему красовалась лужица.

    История вторая
    И снова мне ее рассказала Ирина Дмитриевна. На этот раз случай произошел уже с ней.
    У нас в школе в туалетах распашные двери, которые открываются в обе стороны. Их не закроешь без помощи щеколды.
    Туалеты общие для учеников и учителей, поэтому сами понимаете, в каком они состоянии. Есть одна относительно чистая кабинка с нормальной щеколдой, где дверь не надо держать рукой, находясь в недвусмысленной позе 🙂
    Увы, Ирине Дмитриевне в тот день не очень повезло: та самая кабинка была заперта.
    … Уже намыливая руки, учительница увидела, что в туалет зашла уборщица с пустым ведром. Она начала наполнять ведро водой, а параллельно с этим — жаловаться:
    — Там вообще кто засел, в кабинке-то этой?! Я уходила в начале перемены — было занято. Пришла сейчас — занято!
    И она сердито постучала кулачком в дверь с криком: «Давай, быстрее выходи, мне еще туалет на уборку закрывать!».
    И тут обе женщины увидели, как запертая дверь очень резко открывается внутрь. Внутри, естественно, никого не было.
    Я предпочитаю не думать, что дверь запер карлик, смывшийся в унитаз.

    История третья
    Это история другого учителя — исторички Марины Николаевны (параллельно она еще и завуч по воспитательной работе).
    Она «задолжала» школе три дня, и на осенних каникулах ее попросили подежурить с 16.00 до 20.00.
    Вместе с Мариной Николаевной дежурили вахтерши. Их у нас в школе две. Одна — высокая крупная пожилая женщина (старушкой ее язык назвать не поворачивается), которая, как мне кажется, в прошлом тяжелой атлетикой занималась. Другая — женщина неопределенного возраста, плюшечка-душечка с рыжеватыми волосами.
    В тот вечер М,Н. дежурила с «тяжелоатлеткой». Они смотрели в вахтерской телевизор, гоняли чаи и баловались плюшками.
    В шесть часов был запланированный обход по школе. Свет на втором этаже выключался по щитку, чтобы экономить электроэнергию, но «тяжелоатлетка» всегда включала его: такими глупостями, как беготня с фонариком по длинному темному коридору, она не занималась. Сама призналась М.Н., что одной жутковато бродить ночью в темноте.
    А темнеет у нас рано, благо что мы еще и часы на час назад переводили. Световой день ровно на час и сократился.
    Пришлось включать свет, подниматься по лестнице. Вахтерша и М.Н. обсуждали Гайворовского из восьмого, который в свои младые годы уже и «Ягу» пробовал и энергетиками баловался.
    Никаких нарушителей, воров, учеников, грабителей и полтергейстов обнаружено не было. Женщины вернулись назад, к вахтерской.
    Следующий обход устроили чуть раньше восьми, чтобы М.Н. пораньше собралась. В общем, все как и раньше: осмотрели сначала первый этаж, уже пошли к центральной лестнице… И вдруг услышали грохот наверху.
    «Тяжелоатлетка» порысила по ступенькам, М.Н. за ней.
    М.Н. рассказывает, что напротив учительской она тут же увидела мальчика лет девяти-десяти, бледненького, худого, невысокого. И абсолютно незнакомого!
    Он протягивал руку вбок и показывал куда-то.
    Обе женщины обратили на это внимание и посмотрели в сторону: там на полу лежал разбитый горшок, на полу была земля, плюс ко всему, несчастное растение из горшка выглядело так, словно его топтали.
    Спустя несколько секунд М.Н. посмотрела на этого мальчика со словами: «Ты что тут делаешь вообще». Но никого не увидела.
    Она посмеивается, рассказывая эту историю, но глаза ее выдают: мне кажется, она, все-таки, побаивается того, что увидела. Ведь потом школу они с вахтершей обошли, и мальчишка этот словно сквозь землю провалился.
    Да и потом: померещиться он не мог, ведь вахтерша тоже его видела. Описали дамы одинаково этого «потустороннего» ребенка: глаза темные, волосы темные, коротко стриженые, на нем надет вязаный жилет, рубашечка клетчатая… В общем, очень неприметный, самый обыкновенный ребенок.
    Только куда он подевался и как в школу попал?

    В общем, вот такие истории мне рассказали. Во время войны в школе был военный госпиталь, а до этого — детский садик.

    Что думаете по поводу всех странностей?