Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Февраль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728  

Две истории

Хочу поделиться с вами двумя случаями из своей жизни.Я ни один раз видела повторяющиеся в реальности сны. Были и просто видения в период полусна (я об этом уже писала). Но есть два «сна-видения», которые произошли во время потери сознания, в период, когда я находилась, как говорят, «на грани жизни и смерти»…
Были обстоятельства, когда я теряла сознание (из-за теплового удара), и когда я была под наркозом (аппендицит), ничего подобного, никаких снов. Так что, это «видения», которые именно «на грани».
Первая история произошла, когда мне было 5-6 лет. Мы гостили летом у родственников в городе Знаменка, в нескольких километрах от их дома находится Черный лес.
И вот как-то раз собрались несколько местных женщин в этот лес, и моя мама напросилась, интересно ведь, ну и меня взяли с собой. А я, к слову, в детстве была «шило в одном месте». Мы с мамой городские жители, фактически первый раз в лесу, увлеклись и незаметно отстали ото всех, но мама не переживала — не далеко ушли. Я увлеченно бегала кругами, собирала в свою корзинку все, что видела: грибы, цветы и зеленые орехи. Тут мое внимание привлек громадный гриб. Как он выглядел на самом деле, я не помню, помню только свое ликование:
— Ух ты, какой грибище!!! — и я его срываю.
Тут начинается ад: куча диких ос (это выяснилось позже, а на тот момент я просто не поняла, что произошло, только жужжание, боль от укусов и дикий ужас) накидываются на меня и жалят в лицо, руки, везде. Я бегу от них и кричу…
Вдруг раз… И вижу прямо перед собой солдат и танки. Много солдат и много танков. Осы исчезают, боль и ужас тоже, я с удивлением стою и смотрю.
Едут громадные танки, вижу, как гусеницы давят кусты, вот танк проезжает возле меня, и земля выдавливается из под гусениц прямо перед моим носом, летит грязь, чуть ли не в глаза, а мне не страшно. Вижу солдат, которые равнодушно проходят мимо и не обращают ни малейшего на меня внимания. И танки и солдаты ужасно грязные, всё в серо-черных тонах. Вроде идет дождь, или просто был туман (точно не скажу), и ужасно холодно, зубы стучали мелкой дрожью, это четко отложилось в памяти.
Один солдат проходит совсем рядом, и я почему-то посмотрела на его ноги, заляпанные и облепленные грязью. Хорошо помню лепешки на подошвах, которые завернулись наверх и отлетали пластами (кстати, я такое видела впервые — городской ребенок). Вижу, как он поскальзывается на танковой колее и падает коленями и руками в грязь, встает и идет дальше.
Несколько минут я наблюдала это шествие, причем, хорошо озвученное. Помню до сих пор звук моторов, лязг гусениц, какой-то скрип от танков и чавкающие звуки шагов солдат по грязи. Потом я открыла глаза — белый потолок, мама рядом.
Дальше с маминых слов.
Отвлеклась мама, упустила меня из вида. Тут слышит дикий вопль, она даже сначала не поняла, что это я, смотрит, бегу я напролом сквозь кусты, кричу, руками машу. Она за мной, еле поймала.
Не поняла даже сначала, что случилось. А я в невменяемом состоянии – ору, вырываюсь, хочу дальше бежать.
Потом смотрит, а я опухать начала прямо на глазах, и эти беспорядочные взмахи руками, как бы отгоняю ос (ос, кстати, уже не наблюдалось, видно остались у своего гнезда). Сообразила тогда мама, что я на диких ос нарвалась, схватила меня в охапку — и бежать. Каким-то чудом не заблудилась, бежала и кричала вместе со мной. Потом я потеряла сознание. Мама выбежала из леса на дорогу, чуть ли не под колеса мотоциклу с коляской. Это было просто чудо, так как обычно эта дорога пустынна, и транспорт по ней очень редко ездит. Дорога вела на колхозную пасеку, и вот мама как раз выскочила перед пасечником, который возвращался домой. Он-то и отвез нас на предельной скорости в ближайший медицинский пункт, там мне оказали первую помощь. А потом отвезли на скорой в городскую больницу, где мы провели еще неделю. В общем, если бы не тот пасечник Василий…
Мама говорила, что пока ехали, то не встретили больше ни одной живой души. А Василий сказал, что не должен был в это время ехать на пасеку, просто что-то ему там срочно понадобилось.
Я когда пришла в себя, спросила маму про танки и солдат.
Мама, конечно, удивилась и сказала, что это мне приснилось. Я и сама вначале так решила, еще подумала, что не могут танки по лесу ездить, так как там деревья мешают. Но согласитесь, странный сон для маленькой девочки.
Но, уже, будучи школьницей, спрашивала знаменских родственников про танки в лесу во время войны. Бабуля у них старая была. Так она сказала, что да, было дело. Во время войны в лесах бои были, и танков много — и наших и немецких. И уже после войны в лесу, что-то в виде учений с танками проводили …
Да, еще в действительности было жаркое лето. Никакой грязи и дождя не было в помине (не пошли бы мы в лес при таких условиях).
————————————————————————————————————
Вторая история произошла, когда через несколько недель после родов, я легла в роддом на пустяковую операцию и мне дали наркоз, что-то видно не рассчитали, потому что я оказалась «на грани». Врачи все скрыли. Но поломанные ребра (видно, от непрямого массажа сердца, не от наркоза же) и поведение врачей после того, как я пришла в себя, и самочувствие — доказывают, что не все так было радужно. Но это отдельная история. Мы с мужем были очень молоды и наивны, еще и безденежны. Так что правду искать не стали, обошлось и ладно. Факт только в том, что я не знаю подробностей, что было со мной, как серьезно, и как долго… Но история не об этом, а о том, что я видела, когда была в «этом» состоянии.
Помню все так же четко, как будто бы произошло вчера.
Когда мне дали наркоз, я не провалилась в беспамятство, вначале я слышала, как переговаривался медперсонал, только слова разобрать нельзя было, это похоже на то, когда придерживаешь пальцами пластинку и вместо песни слышишь растянутые до неузнаваемости слова и, почему-то, басом. Потом у меня с закрытыми глазами стала кружиться голова, и так сильно, что по ощущениям я, как будто вращалась волчком. Ничего не видела, просто темнота.
И тут раз… И я на лестничной клетке в этом же роддоме, между лестничными пролетами. Я не оглядывалась, не рассматривала — просто лестничные пролеты роддома. Стоит на ступеньках женщина беременная с большим животом и курит. Я четко вижу дым от сигареты, он какой-то нереально густой и темный.
Мне эта женщина была незнакома и безразлична, я даже не запомнила ее лица, вернее, даже не рассматривала. Меня больше интересовало мое состояние и мои ощущения. Я не чувствовала себя ни стоящей, ни парящей, просто вот я ее вижу, вижу лестницу, потолок, пол и все вокруг…
Вижу, то удаляясь, то приближаясь, так, как будто бы я кручу объектив фотоаппарата. И я, почему-то, начинаю экспериментировать, что ли, приближаться к этой женщине так близко, что вижу переплетение ниток на ее халате, и потом удаляться так, что она превращается в точку (что в реальности невозможно, так вокруг меня стены, и я не смогла бы встать так далеко). Так я проделываю несколько раз. Зачем? Не знаю, я даже не пытаюсь переключить внимание на что-то другое — только эта женщина.
Когда в очередной раз я начинаю приближаться к ней, я вижу «на» или «в» беременном ее животе белое пятно, как будто бы кто-то светит фонариком через ткань халата (не знаю как объяснить). До этого я или не обращала внимания на это пятно, или его не было, не знаю, но теперь я его увидела. Я начала приближаться, видеть четко это пятно под халатом, вот уже были видны подсвеченные линялые разводы на ткани, и вдруг — бах, это пятно, прямо в глазах, ослепило, как прожектор, очень сильный удар, будто бы этот луч или пятно ударило. Все как-то мгновенно и одновременно — ослепило и ударило. И тут я открыла глаза, увидела совсем близко лицо другой женщины так, что чувствую ее дыхание, ее волосы чувствую на своем лице (это врач и, почему-то, без шапочки). Все расплывается, я больше ощущаю, чем вижу. Мне, почему-то, хорошо и хочется смеяться.
Слышу ее слова:
— Всех напугала, а ей смешно. Как тебя зовут? Сейчас зима или лето?
А мне смешно.
Я смеюсь и несу какую-то глупость, помню только, что говорила, как всех люблю: и их, и своих родных перебирала по именам… У меня было удивительное ощущение — я любила в тот момент всех на свете.
Слышу:
— Обошлось, вроде. Пусть лежит еще здесь, смотри за ней.
Потом громкий крик:
— Ольга Ивановна (сейчас не помню имя отчество ), там дура с животом на лестнице накурилась и потеряла сознание, голову разбила, что делать?
Слышу, все куда-то побежали. Я лежу еще в операционной.
Потом слышу мат-перемат и голос врача.
— Эта еще здесь, увезите, что же за день такой…
Меня выкатывают на каталке, что дальше происходит в операционной, я не знаю. Окончательно пришла в себя в палате. Мне кажется, что все это был сон, и разговор про женщину, упавшую на лестнице — тоже.
Но девочки в палате возбуждены, одна все время куда-то бегает, и, расспросив их, я слышу, что это мне не приснилось, что девочка из их палаты (меня положили в первую попавшуюся палату, туда, где лежали на сохранении) пошла покурить на лестницу и потеряла сознание. Сейчас она в операционной, там еще возникла какая-то проблема с малышом.
Что в итоге стало с этой женщиной и ее ребенком, я не знаю, в палату она не вернулась, сказали, что ее увезли в больницу с черепно-мозговой травмой. Про малыша тоже медперсонал распространяться не стал. С нами просто не хотели говорить на эту тему. Медсестра только на вопрос о ребенке рассердилась и сказала: «Пьют, колются, курят, а потом врачи виноваты».

Вот такие истории… Надеюсь, не утомила. О своих размышлениях и выводах на тему: «Что это было », писать не буду, интересно услышать другую точку зрения…