Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Светотени #4

Автор: khranitel_mira.4. Урок #87225.

В последние годы происходят процессы, подталкивающие к сумасшедшему выводу, что космос устал ждать. Организм, развивающийся триллионы лет, на глазах теряет терпение. Сколько себя помню, во главу угла ставилось качество развития, сколько себя помню, риски достижения иного результата исключались в зародыше.

Надеюсь, у самого хватит терпения. Я не противопоставляю себя вселенной, просто от выводов, приходящих в голову, лёд заполняет буквально целиком. Можно смеяться и иронизировать, но удерживает от упоения уйти в небытие в такт предыдущим рассуждениям отнюдь не огонь этой жизни, с ней всё так, будто вот-вот бесповоротно закоченею, вот и цепляет пока остаточная память о пламени смертей предыдущих воплощений. Обжигает, приводя в чувство.

Беспокоюсь, однажды поняв, что сломать можно любого. Всю жизнь стремился работать сам, но на свою голову пожелал сначала почувствовать, какого работать на другого. Как-то услышал, что это полезно. Втянулся. Правда, в образ наёмного сотрудника, которому волей случая пришлось последние пару лет исполнять обязанности, приносящие сплошные мучения, так и не вжился, а нежелание начальства прислушаться к неоднократным просьбам о переводе на другой участок добили собственную работоспособность и всякое желание. Думал, время поможет, но его уже столько прошло. И ради чего такая цена?

Устаю наблюдать, как массы людей растут на почве подмены понятий, искаженного смысла, веры в сиюминутное удобство. Приведу единственный пример, пропитанный привычным большинству материализмом. Вы уверены, что самые дорогие драгоценные камни — алмазы, потому что в этом теперь уверены почти все, поэтому сейчас кто-то уже готов со мной поспорить. Да, алмаз самый твёрдый среди минералов, но как вам понравится знание того, что при определенной температуре он полностью выгорает, а его оппонент в этих строках при значительно превосходящих градусах, можно сказать, закаляется.

Упоминание о камнях не случайно. Алмаз всем хорош, но почему издавна особо ценится другой драгоценный минерал? И простое ли стечение обстоятельств то, что ценность выше, чем больше цвета крови?

Кровь всегда много значила. Любая рана, будь то ушиб, перелом, ссадина, синяк, сопровождается нарушением целостности кровеносной системы и ярким визуальным подтверждением материальности опыта. И, может, алмаз по праву царь камней, но этот минерал камень царей. Камень разносторонности выпавших испытаний. Материальной и духовной составляющей каждой жизни. Символ выверенного движения и качественного развития. Внутренней зрелости.

В начале семидесятых годов, ещё до моего рождения, сильно изменились принципы развития. Определённые силы смогли добиться всплеска подъёма массового сознания, но этот поток свободы заставил проснуться, но не насытиться, отчего возник конфликт и новая зависимость. И если раньше система работала по принципу освобождения заслуживших самостоятельность своими качествами, как выписанная вольная для крепостного, то тут будто произошла отмена крепостного права, и разнородной готовности публика оказалась в ступоре, на моё личное усмотрение выдав критическую ошибку. По-моему, со свободой разума не знали, что делать. Да и не знают.

Можно сказать, развитие перешло от воспитания «душ-рубинов» к «душам-алмазам». Это быстрее, поэтому, несомненно, будет страдать качество. Насколько это оправдано, покажет будущее. Я же был против.

Будоражило чувство последней линии сопротивления. За спинами находился величественный дворец с прекрасными даже для искусного воображения полями и садами. Начал активизироваться процесс мутации сознания. Претенденты словно на зов пошли сюда. При их виде крепло убеждение отсутствия собственной воли. Будто их принуждали. Чужая воля охватывала население планеты, и с каждым часом к дворцу поток людей возрастал. Нас было двадцать. Мы пытались с ними разговаривать, приводить в чувство, как-то растормошить. Оказалось, напрасно. Они всё ближе подходили к дворцу, а мы понимали, насколько это недопустимо. Внутри были гигантские открытые пространства, и с командой решили начать сдерживание перед главной лестницей наверх, которая хоть как-то группировала прибывающих. Кто-то предположил, что лишь шок будет отрезвлять. Догадка нашла отклик, и решили действовать.

Самостоятельно пришедший к независимости человек силён, ибо его свобода оказывается не вводящей в оцепенение бездной, а миром возможностей, с которым становится реально управляться. Как управляться — дело выбора и способностей.

Нас теснили вверх. Счёт выведенных из транса зашкаливал, но наплыв был бесчисленным. В ход пошло даже огнестрельное оружие. Иногда люди просыпались лишь от звука выстрела и просто исчезали, кто-то получал ранения, но как только рядом их становилось слишком много, чужая воля подавляла одного за другим пропадавших в толпе членов моей команды. Когда нас оставалось четверо, почти отступили к главным дверям покоев дворца.

Возможно, от скопления людей на стенах стали проявляться списки. Бумажные стопки, исписанные вручную, как большие отрывные календари, всё больше выступали наружу, и, чтобы выиграть немного времени, вырвал часть подвернувшейся ширмы, которой слегка оттеснил народ. Пока этой резной доской сдерживал давление, кто-то сорвал немного листов, потом ещё и авангард толпы застопорился. Напор спал. Люди остановились, будто перестали слышать призыв.

Отдышавшись, продолжили выдирать со стены листы списков.

Слишком поздно почувствовал приближение одного из инициаторов процесса. Существо было высоко и сильно, выше нас на добрые полметра. Оставшиеся из команды оцепенели и не могли двигаться. Меня стесняло лишь незначительное давление в голове. Когда существо поняло, что надо мной в желаемой мере не властно, попросило проявить уважение за состоявшийся визит и в обмен на уделённое внимание больше не препятствовать. И хоть удача последних минут воодушевляла, теперь понимал, что деликатность поступка противника связывает мои устремления, и отступить сейчас не зазорно.