Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Свежие комментарии

    Переплетене разумов — Глава 5

    Автор — я (Arreat).

    Продолжение ужасов Томаса.

    Выкладывал историю также тут:
    [hide]http://ficbook.net/readfic/2541742[/hide]
    [hide]http://ssikatno.com/forum/8-3199-1[/hide]Глава 5 — Конец страданиям… или нет?

    Силы в мгновение покинули Томаса. Уже не было такой сильной уверенности, что он сдержится, что он не сойдет с ума. Нет, ещё было место, куда ему идти – на третий этаж. Но когда человек всем сердцем готовится к лучшему, надеется на это, верит, что ещё чуть-чуть и всё плохое останется позади, и тут внезапно перед ним возникает стена, как бы говоря: «Иди-ка, дружок, назад. Ты недостаточно намучился», то какие могут остаться после этого силы? Он не знал.

    Парень взглянул на своё оружие, вспомнил, что у него есть ещё запасная полная обойма и решил вынести замок на двери главного входа. Он встал, сделал пару шагов вперёд и повернул налево, где в самом конце коридора располагается выход. Издав лёгкий стон бессилия, Томас выронил пистолет. Он потер глаза, будто ожидая подвоха. Ничего не изменилось. Там, где ещё двадцать минут назад находился выход из школы, теперь была ровная гладкая стена.

    Словно думая, что это некий мираж, парень поднял пистолет и рванул вперёд, уже через несколько секунд будучи у цели. Всё было на месте: лестница, комната охраны. Всё – кроме двери главного входа. Подойдя к месту, где когда-то был выход, он начал ощупывать его руками. Стена. Обычная, покрашенная в тот же цвет, что и по всей школе, стена.

    С давящим на него огромным желанием выбраться он решил уже выпрыгнуть из окон второго этажа – там решеток не было. Пролетев через два лестничных пролета, он быстро рванул в кабинет директора. И снова увиденное словно парализовало его. Там, где раньше располагались окна, он увидел всё то же самое, что и внизу – ровная гладкая стена.

    — Да не может такого быть! Вы издеваетесь?!

    Сердце бешено колотилось. Томас выбежал из кабинета и направился открытую классную комнату. В данный момент его уже не беспокоило то, что в ней находилось и так сильно напугало его в прошлый раз. Ему сейчас не до этого. Нужно как можно скорее найти выход.

    И там не оказалось окон. В туалете то же самое. Он совершенно запутался и потерял ход всех мыслей. Парень совершенно не задумывался о том, что что-то здесь было не так – это же просто очевидно. Существовали только две вещи, которые он хотел сейчас больше всего: выбраться из этой чертовой школы и попытаться не сойти с ума. И, очевидно, успех второго самым прямым образом зависел от первого.

    Медлить было нельзя. Томас уже начал замечать, что начинает страдать клаустрофобией – школа будто сдавливала его. Стены словно очень медленно сдвигались, желая раздавить его. Он направился к лестнице, даже боясь представить, что ждет его выше.

    Парень поднялся на третий этаж. Его поразили… нет, даже шокировали два увиденных момента. Первым он увидел то, что проход на третий этаж преграждали изогнутые металлические пруты, словно выросшие из пола и проросшие в потолок. Он сразу попытался в них протиснуться, но бесполезно – слишком узкие были проёмы. После этого он обернулся и увидел ещё более поразивший его факт, который не поддавался никакой логике и здравому смыслу. Лестница не закончилась. Далее следовало ещё 2 лестничных пролёта на четвертый этаж.

    — Что за хрень! Каким чертом здесь может существовать четвёртый этаж, если сама школа трехэтажная?!

    Ему очень не хотелось идти дальше. Вся его сущность сопротивлялась этому решению. Дальше, по лестнице, облик школы плавно переходил в тот самый вид, в котором она была в его сне (если это вообще можно назвать сном). Обычные перила переходили в ржавые пруты, стены – в бордовые листы железа, покрытые ржавчиной. Глянув вниз и осознав, что выхода у него больше нет, Томас шагнул вперёд, ожидая самого худшего.

    Медленно, не спеша, он преодолевал два лестничных пролета. Ступенька за ступенькой. Электрический свет там уже не горел, но очень тусклое свечение всё же имелось, словно его излучали сами стены. Поднявшись, наконец, на четвертый этаж, он огляделся. Вокруг голые стены и один лишь ход налево, который, кажется, не имел конца. Здесь словно был какой-то черный туман. Разглядеть что-либо далее 10-15 метров казалось невозможным. Выставив пистолет вперёд, он медленно погрузился во тьму.

    Голоса, появившиеся вскоре, пытались сломить его. Пытались подорвать его дух. Они надеялись задеть его за живое, заставить его отступить. Переливаясь с шепота в крик, потом снова в шепот, они сообщали разное.

    — Тебе не справиться, тебе не выжить… — нашептывал голос Брайана – одного из частых обидчиков Томаса.

    — Смотри, у меня для тебя подарок, – говорил ему голос Чарли.

    — Ты не способный ученик! Твои отмазки насчёт украденной домашней работы мне уже надоели! Ты – причина всех конфликтов! Тебе здесь не место! – доносился кричащий голос директора школы.

    — Это всё ты виноват! ТЫ!!! Молли любила тебя, а ты её предал, мерзавец! – яростно рычал голос отца.

    Томас пытался кричать им в ответ, отстаивать свою правоту. Но голоса лишь иронично называли его «невинной жертвой среди тиранов». Горькие слёзы обиды текли из глаз парня, но он продолжал идти и идти, постепенно теряя надежду найти конец этому коридору ужасов.

    Прошло минут 10, и он уже хотел плюнуть на всё и вернуться назад, как впереди показалась широкая двойная дверь, на которой кровью было написано «ВЫХОД». Подлетев к ней, Томас, трясясь от нетерпения, достал ключ, просунул его в скважину. Звук открытого замка послужил бальзамом для сердца парня. Он потянул на себя дверь, но ставни словно вылетели на него. То, что он увидел далее, было просто завершающим безумием его похождений по школе. Сильный ветер дул в лицо Томаса с выхода на улицу. Вот только было одно большое «НО». Он находился на четвёртом этаже, а за дверью не было ни лестницы, ничего, что позволило бы спуститься.

    — Вы что, предлагаете мне прыгать с такой высоты?! – крикнул он против ветра, но тот в ответ лишь усилился.

    Посмотрев в низ, он заметил две вещи: прямо под ним был запасный выход, и мягкие для приземления места отсутствовали. Он так и продолжил бы стоять здесь в нерешительности, ведь, ко всему прочему, он боялся высоты, как вдруг услышал какой-то тихий, но нарастающий звук. Словно какие-то стуки… или топот. Когда они были уже отчетливо слышны, из-за темноты выскочила фигура того самого гиганта. Он с бешеными глазами бежал на него, желая убить.

    НЕ УЙДЁШЬ!!! – проревело чудище.

    Томас определенно боялся высоты, но этого громилу он боялся во много раз больше. Ему лучше было разбиться, чем оказаться в его лапах. Повернувшись спиной к монстру, он сделал рывок в сторону выхода и прыгнул. Внезапно в глазах помутнело, и он потерял сознание. Прямо на лету.

    ***

    — Ваш сын в очередной раз сбежал с двух последних уроков. Вы собираетесь что-нибудь с этим делать?

    — Я его… «воспитываю» за это. Но, видимо, недостаточно качественно.

    — Дело не столько в воспитании, мистер Андерс. Он сам по себе очень скованный мальчик. Сверстники недолюбливают его за это.

    — ТОМАС!!! (неизвестный женский голос).

    — Как это относится к его пропускам?

    — Некоторые, скажем так, «инциденты», возникающие в его классе, могут побуждать его к побегам. Вы понимаете, о чём я?

    — Томас рассказывал мне о том, что его избивают одноклассники, но он же будущий мужчина! Он должен уметь давать им отпор, а не, поджав хвост, трусливо сбегать с уроков.

    — Он всё же ребенок, мистер Андерс. Дети не имеют сформировавшейся психики. Их могут гораздо в большей степени психологически травмировать разные события, чем взрослых.

    — ТОМАС, ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?! (тот же женский голос).

    — Психика? О какой психике Вы говорите?! Вы сами сделали хоть малейшую попытку повлиять на него? На его обидчиков?

    — Я говорил с детьми в классе, говорил лично с Томасом, с родителями обидчиков. Это не особо помогает, разве что на небольшое время. Видите ли, ребёнок сам своей необычностью вызывает некую антипатию сверстников и…

    — ТЫ ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ! ПОМОГИ МНЕ! (жалобно прокричала девушка).

    — Мне насрать на ваше мнение! Вы – педагог! Поговорите с персоналом, проведите психологическую беседу, что-то же Вы должны сделать, чтобы он наконец ПЕРЕСТАЛ ПОСТОЯННО ЖАЛОВАТЬСЯ!

    — Вас беспокоит не судьба ребёнка, а то, что он беспокоит Вас… жалобами?

    — Да пошли Вы!

    ***

    Томас очнулся лёжа на траве. Рука сильно затекла, и он её с трудом чувствовал, но больше на нём не было ни царапины. По-прежнему шла ночь. Поднявшись с земли и подобрав лежавший рядом пистолет, который он обронил, парень решил осмотреться. Он находился возле запасного выхода школы. Ему очень захотелось проверить кое-что. Парень поднял голову вверх, но никакого четвёртого этажа у школы не было, и все окна ниже были закрыты. Это удивило Томаса, но окончательно шокировало его совсем другое. Он подошёл к дверям и открыл их. Перед ним предстал вид первого этажа школы, входа в спортивный зал, шкафчиков для переодевания…

    — Кажется, я точно схожу с ума. Я же точно видел, что выход был заделан… А главный вход? Нет. Ни за что в мире больше не зайду в эту школу! Никогда!!! Слышите, ноги моей здесь больше не будет!!!

    В мгновение Томасу показалось, что он услышал из школы смешок. В ответ он лишь с силой хлопнул дверьми, закрыв их накрепко.

    — Что за женский голос я слышал во сне? Он определённо мне не знаком, но… что-то мне подсказывает, что я должен ей помочь. Но почему она звала меня домой? И про мой дом ли шла речь? Не знаю. Но я должен идти.

    Перебравшись через забор, Томас вышел на проезжую часть, освещаемую фонарями. Машин в округе не было. Людей тоже. Всё словно остановилось, умерло, оставив его здесь, в темноте, гонимого своими страхами.

    Парень направился в сторону дома. Он уже не знал, что сможет найти там, и есть ли в этом смысл, но всё же шёл. Столько лет мечтая о тишине, Томас наконец-то её получил. И сразу вспомнил одну фразу: «Будь осторожней с мечтами. Они могут и сбыться». Да, ему хотелось побыть одному, чтобы совсем никто его не беспокоил, и не было никаких забот и гонений. Но если бы он знал, что всё так обернется, то никогда бы больше не мечтал о таком. И всё-таки он находился здесь. Одинокий юноша, идущий прямо по проезжей части, цепляясь за неявную цель. Звуки его шагов нарушали полную тишину. Всё вокруг было словно накрыто покрывалом спокойствия и безжизненной спячки. Свежий воздух наполнял лёгкие Томаса, словно внося в них некую пустоту из окружающего мира.

    Мысли о последних событиях путались в голове парня. Он не мог никак найти логическую связь. Не мог найти этому нормального объяснения. Ему приходилось насыщаться одними лишь предположениями. Но каждая следующая версия была безумней предыдущей. Научный эксперимент, инопланетное вторжение, фантастическая аномалия: что только не лезло ему в голову. Но всё это никак не объясняло событий в школе, и так же никак не объясняло нахождение именно его в этом макете человеческого мира – мира кошмаров.

    Погруженный в бесконечные размышления, Томас не заметил, как почти дошёл до дома. Оставалось около пятнадцати минут ходьбы. Внезапно блаженную тишину разорвали до боли знакомые и нагоняющие трепет звуки топота – за ним снова гнался монстр, который всё никак не мог успокоить своё желание разделаться с парнем. Томас побежал что есть сил. Существо из-за своих габаритов бежало не слишком быстро, но и отставать от цели оно не собиралось. Парень начал постепенно уставать. Он осознал, что если ему не найти укрытия, ему непременно придёт конец. В жилые дома забегать было бесполезно – они в любом случае заперты. С магазинами то же самое. Тут он заметил большое здание. Как можно было забыть – это же больница. Она должна быть открыта. Да и двери на входе железные, что должно послужить неплохим препятствием для чудища.

    Эта мысль придала Томасу немного сил. Возможно, ровно в таком количестве, которого хватило для спасения его жизни. Он начинал бежать медленней, а существо постепенно нагоняло его. Парень из последних сил, хватая воздух ртом, добежал до входа и что есть мочи дёрнул дверь на себя – к великому счастью, открыто. Быстро нырнув в помещение, он захлопнул за собой дверь и задернул щеколду.

    Гигант вскоре начал долбиться в неё, но безуспешно. Хотя она и содрогалась под каждым его ударом, но всё-таки выстояла. Постояв немного, чудище развернулось и направилось в неизвестном направлении – по звуку шагов Томас не смог определить, куда. Находиться здесь ему было страшно – света в больнице не было. Подождав ещё минут десять и убедившись, что звуков больше нет, он отдернул щеколду и толкнул дверь. И ещё. И ещё. Дверь не открывалась. За спиной он услышал какой-то звук. Обернувшись, он увидел загоревшееся табло, которое гласило «Добро пожаловать». На заднем плане красовался плакат, на котором было фото двух улыбающихся врачей с вырезанными кем-то глазами.

    — Нет… нет… НЕТ!!! – только и смог выдавить из себя Томас, сев на пол и закрыв лицо руками. Слёз уже не было. Осталось только горькое и страшное осознание. Он снова в помещении. Он снова в ловушке.