Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Свежие комментарии

    Заправка

    Моя третья история. Писалась быстро, поэтому прошу не сильно кричать про мои ошибки. Оставляйте отзывы, комментируйте историю.Шум мотора заглушал едва слышимые голоски из магнитолы. Белый серп парил в небе, освещая темное шоссе. Слабый желтый свет полз впереди авто из фар. За окном мелькали голые деревья. Дождливая погода и этой осенней ночью дала о себе знать — на лобовом стекле начали проступать одна за другой мелкие капли. Мои веки слипались, а кисти рук едва ли держали руль. Из-за сложившихся обстоятельств я выехал слишком поздно для этого длинного пути. Ко всему этому мне досталась совершенно темная дорога без какого-либо освещения. Стрелка показала на низкий уровень бензина в баке. К счастью, через двести метров свет фар осветил красивую закорючку — символ заправки. Свернув на щебень, авто лениво покатилось к бензоколонке. Дважды посигналив, я сидел и ждал заправщика. Прошло несколько минут, и я обнаружил, что чуть не заснул, и то, что никто до сих пор не пришел заправлять мою машину. «Наверное, самообслуживание» — подумал я про себя. Лениво вылез из авто, холодные капли и такой же холодный ветер дали о себе знать. Через десять шагов я оказался у входной двери минимаркета.
    Он был почти полностью залит тьмой. Не горело ни лампочек, ни свечей, только газовая плита за барной стойкой.
    – Заправьте мне полный бак 95-го и кофе, – сонным голосом разрезал ночную тишину. Вздрогнув, такая же сонная девушка — кассирша, окинув меня неловким взглядом, кивнула и поставила чайник.
    – Электричества нет, я не смогу наполнить ваш бак, – наливая кипяток из чайника левой рукой в пластиковый стакан, шепнула черноволосая девушка. «Давненько я не встречал левшей» – пролезла глупая мысль в мою уставшую голову.
    – Утром починят, у нас в мотеле есть свободные комнаты… Почти все свободные, только девушка с пробитым колесом и пьяный мужчина… Если желаете, можете отдохнуть, а утром уедете. До ближайшей заправки было не так уж и близко, а вдобавок ко всему я, поймав себя на мысли, что не могу слезть с барного кресла из-за сильной слабости, решил согласиться на предложение девушки, допивая кофе.

    С ключом от номера №3 я шел по коридору, осматривая облезлые стены и такие же облезлые двери комнат. Попав в замочную скважину с третьего раза, я со скрипом отворил дверь. Моему взгляду предстала обычная среднестатистическая комната мотеля: кровать, шкаф, тумбочка и старенький телевизор под потолком. Упав на кровать, я провалился в липкую мглу, которая затягивала мое сознание все глубже, словно не хотела отдавать…
    Звуки, крики и возня доносились со стороны минимаркета. Мотор какой-то машины не затихал прямо под моим окном. Уже привычная мгла отступила перед реальностью, и я опять оказался в темном скудном номере дешевого мотеля, мои часы показывали 02:08. Голоса все не стихали и, очевидно, не собирались давать мне опять уснуть. Встав с кровати, я вышел в коридор и направился в сторону общей ванной комнаты. Умыв лицо, я замер, смотря на свою уставшую физиономию. Резко дверь в ванную отворилась и, чуть не упав из-за толчка в бок, я наблюдал, как полненькая женщина рылась в ящичках под умывальником и что-то искала. На мой удивленный взгляд она не реагировала. Достав упаковку бинта и баночку с какими-то таблетками, она быстро для своего веса покинула ванну. Дабы удовлетворить свое любопытство, я направился в сторону минимаркета.
    – Да он кровью истекает!!! Вызывайте врачей, он долго не продержится!!! – срываясь на крик, вещал низенький усатый мужчина в брюках и белой рубашке.
    – Я же объяснила, что электричества нет, я не могу дозвонится!!! – забившись в угол, в слезах уставившись на человека, лежащего посреди комнаты, верещала кассирша.
    Посреди комнаты в луже крови лежал мужчина лет сорока в милицейской форме. Рубашка его была порвана сбоку. Из открытых ран виднелись синеватые органы. Отойдя от шокового состояния из-за происходящего, я подбежал к растерзанному телу. Отобрав у нервно трясущейся пышной дамы бинт из рук, я принялся перевязывать человека. Сделав два вдоха, он согнулся в конвульсиях и резко сжал рукой мое плечо.
    – Я… Я… – жадно хватая воздух, издавал человек.
    – Перевозил… зак… заключенного… сбе… жал… а, – захлебываясь кровью, молвил полицейский. Глаза его широко раскрылись, лицо скривилось на мгновение и стало спокойным… Откинувшись на спину, человек издал последний выдох и замолчал. Пульса у него не было. Визг женщины и плачь кассирши вернули меня в реальность, оставив позади слова полицейского. Толстая тетка, теребя в руке свою маленькую сумочку, переминалась с ноги на ногу и рыдала с красным лицом. Кассирша же тихо сползла по стенке. Усатый мужчина находился в шоковом состоянии.

    – Этого не может быть, только не со мной, ну что я всегда делаю не та-а-ак?! Почему такое происходит со мной, то колесо, то человек умирает… — надувая губки, закончила худенькая девушка в короткой мини юбке и блузке с глубоким декольте.
    – Женщина, вы в порядке? Вы слышите меня? – проводя у носа баночкой с нашатырем, дрожащим голосом спросила кассирша у полной тетки. В ответ она лишь махнула рукой.
    – Значит так, что мы имеем. У нас труп полицейского, нет электричества и мы все тут застряли, – подтягивая на нос очки, сказал усатый мужчина.
    – А почему нет электричества? Лампочка вон целая висит, – тыкая пальцем в потолок, умозаключила мини-юбка. Окинув ее взглядом, толстая тетка продолжила смотреть куда-то в окно.
    – А действительно, почему нет электричества? – спросил усатый мужчина.
    – Оно… Пропало… – Всхлипнув, выдала кассирша.
    Окинув взглядом происходящее в комнате, и, подойдя к кассирше, она словно поняла мой вопрос и сразу же ответила.
    – Еще мужчина… Пьяный… Во втором номере… Я не могла его разбудить, так что здесь все.
    – Что он говорил?!
    – Тише, женщина, успокойтесь, вы и так на грани, — обращаясь к толстушке, промолвил усатый.
    – А она права, что он сказал, прежде чем… ну… вы поняли… Он что-то говорил.
    – Про перевозку чего-то, – шмыгая носом, шепнула кассирша.
    – Заключенного! — улыбаясь, словно разгадала ребус, крикнула юбочка.
    – Вы же не думаете, что…
    – Что произошло нападение и побег? — оборвал усатого я.
    – О Господи!!! – впадая в истерику в какой раз, залилась слезами женщина.
    – Нужно обыскать полицейского, у него может быть рация, мы сможем связаться, – не вылезая из своего угла, сказала кассирша.
    Но рации у него не было, были какие-то бумажки, написанные от руки. Из-за темноты разглядеть текст не было возможности. Возможно, там были записи о преступнике.
    Резко зажегся свет, включился маленький телевизор в углу комнаты облезлого магазинчика заправки. Из стеклянного окна выглянул с улыбкой усатый мужчина.
    – Там… щиток был открыт, и просто отключена подача энергии… – входя в минимаркет, заключил он.
    Бумажки не содержали никакой полезной информации, просто список продуктов.
    – Как такое может быть, вы ведь сказали, что у вас нет энергии?! – накинулась на кассиршу толстая тетка, вытирая слезы.
    – Я… Свет пропал… Я не знаю… Я не выключала… – срываясь на плачь, закрывая лицо руками, ответила хрупкая девушка.
    – Ну давайте че ли вызовем скорую… Или там полицию… – чавкая жвачкой пухленькими губками, заключила девушка-мини-юбка.
    Еще одна порция крика раздалась из толстой тетки. С ее пухлых ручишек свисали обрывки проводов, торчащих из телефона.
    – Этого не может быть! – Забирая у тетки обрывки кабеля, словно не веря глазам, усатый переминал их из руки в руку.
    – Почему не может быть? Они старые, могли оборваться… – искренне не понимая, сказал я
    – Потому что, когда мы привезли сюда… полицейского, я первым делом кинулся к телефону и помню, что с проводами все было в порядке… – испуганно уставив глаза на телефон, шептал усатый.
    – Это значит… что кто-то обрезал их…
    – В темноте…– продолжила за меня юбочка
    Крики и вопли женщин полились новой волной. Женщина с усатым мужчиной выбежали на улицу к своей машине, я к своей. Коричневая лужа машинного масла ручьем текла по асфальту… Кто-то позаботился, чтобы мы не уехали.
    Спустя 10-15 минут все сидели и смотрели друг на друга.
    – Машина полицейского у заправки? – чтобы как-то разладить молчание, спросил я у тетки и усатого.
    – Нет… Я ехал домой из командировки и увидел, что полицейская машина очень странно стоит на обочине… И двери открыты. Она в километре от заправки. Подошел, чтобы посмотреть все ли в порядке и… Дальше вы знаете, — поведав свою историю, продолжил бессмысленно смотреть в окно усатый мужчина.
    – Почему вы сказали «Я», а не «Мы»? Вы ведь с вашей женой приехали? Или я ошибаюсь? – игриво наматывая кудряшку на палец, поинтересовалась юбка.
    – Я автостопом добиралась домой, у меня украли кошелек… А этот мужчина меня подобрал на обочине за 30-40 минут до встречи с полицейской машиной… – уткнувшись лицом в ладошки, хлипнула пышная тетка.
    – Слушайте, утром приедет меня сменять напарник на машине, и мы уедем… И привезем полицию… – закончила кассирша.
    – Ну, ведь не обязательно, чтобы среди нас был заключенный? Так ведь? Он мог прокрасться сюда и обрезать провода… Он играет с нами… – с ужасом на лице заключил я.
    – Есть еще пьяный мужчина во втором номере… – сказала кассирша.
    Срываясь на бег, мы ринулись ко второму номеру. Открыв дверь, я тут же ее закрыл за собой. На желтоватой простыне лежал человек с перерезанными горлом, в костюме и бейджике с рисунком. Что-то мне казалось странным, но я не успел додумать…
    Мужской крик донесся из уборной. Ринувшись туда, знакомая картина сменила старую. Усатый мужчина лежал на полу с перерезанным горлом. Он был мертв. Дверь в ванную за моей спиной захлопнулась. По спине пробежал пот. За дверью был слышен топот ног…

    – Нам нужно что-то делать… Сначала свет… Потом телефон… Мужчина в номере… В ванной…
    – Мы должны выбираться отсюда, – продолжил мысль толстушки я.
    – Слушайте, полицейская машина… Там наверняка есть бензин… Мы смогли бы уехать отсюда, если бы добрались до нее… По описанию того мужчины, она совсем недалеко… – Черт побери, а ведь я даже не знаю его имени. Как это ужасно.
    Резко сорвавшись с места, я вышел в коридор и в сторону запасного выхода. Как я и думал, на стене весел противопожарный комплекс. С уверенностью сорвав топор, я пошел в сторону комнаты-кафе.
    Третье убийство произошло, пока я ходил за топором… чтобы не допустить его…
    – Свет пропал… Крик… Свет появился… Эта девушка… Она… – плача, тыкала пальцем в окровавленную девушку-юбку кассирша.
    – Нам нужно уходить. Собирайтесь, – заключил я, наблюдая как толстая тетка начинает опять впадать в истерику.
    Мы шли, оглядываясь каждую секунду. Пот стекал по лицу. Холодный ветер трепетал волосы. Наконец-то мы добрались до полицейской машины. Ключи были внутри. Но дверцы захлопнулись. С помощью топора я разбил стекло и открыл авто, бензина оказалось предостаточно. Но что-то было не так.
    Незаметно открыв бардачок, я нашел ожидаемое – пистолет, в нем было три патрона. Я не успел положить пистолет в карман брюк, как толстая тетка накинулась на меня, вырывая пистолет. На лицее ее отражалась ненависть. Ударив локтем в лицо, из ее носа потекла кровь. Кинувшись на меня во второй раз, ее зубы сомкнулись на моей шее, потекла кровь. Выстрел прозвучал и эхом покатился по верхушкам деревьев, по дороге. Толстая тетка упала замертво.
    Слезы катились по лицу кассирши, дрожа, она стояла у двери машины. Убрав пистолет, я засунул девушку в машину и сел на сиденье водителя. Машина тронулась. Мы поехали по трассе.
    – Все закончилось, я доставлю вас в больницу… Как же я сразу не догадался, что эта тетка и есть убийца… Ее подобрали на обочине… Ну конечно… Она могла выключить свет… Как же мы сразу не догадались…
    Машина быстро катилась по черной дороге, желтые фары разрезали ночной туман.
    – Мы только что проехали вашу заправку, – сказал я, обратив внимание на светящуюся заправку с ярким биг-бордом, на котором был изображен символ фирмы.
    Машина ехала, разрезая ночную тишину, мотор стучал под капотом. Но что-то не давало мне покоя, зачем, например, в машине была вырвана рация? На кой черт полицейскому ее уничтожать, или почему…
    Почему на том пьяном мужчине…
    А был ли он пьян?
    Почему на нем был бейджик с рисунком фирмы заправки…
    Что, если толстуха спятила?
    Почему у полицейского ранен левый бок, когда в этой машине удобней бить с правого…
    Девушка на заднем сиденье сидела и смотрела в окно.
    Потянувшись к бардачку, ее глаза встретились со мной в зеркале заднего вида. Щелкнул замок. Она села прямо. Из проема вывалилась папка документов. На них была фотография черноволосой девушки с пометкой «Особо опасна». Оторвавшись от фотографии, в зеркале заднего вида я не увидел ее. Повернув голову вправо, я узрел ее лицо в нескольких сантиметрах от меня. Желтые зубы озарялись улыбкой. Кривое лезвие ножа блистало в ее левой руке.
    Шум мотора заглушал едва слышимые голоски из магнитолы. Белый серп парил в небе, освещая темное шоссе. Слабый желтый свет полз впереди авто из фар. За окном мелькали голые деревья. Дождливая погода и этой осенней ночью дала о себе знать — на лобовом стекле начали проступать одна за другой мелкие капли. Мои веки слипались, а кисти рук едва ли держали руль. Из шеи теплым ручьем текла кровь.