Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Директриса

Мое изложение рассказа сотрудника.Первого сентября наш коллектив отмечает день рождения фирмы, что всячески поощряется руководством — второго сентября у нас обычно бывает выходной. В этом году во время мероприятия подходит ко мне одна сотрудница и говорит:
— Иди послушай, что новый водила рассказывает, ты такие истории любишь…
Пошла я, послушала.
Водитель этот, звать его Виктор, пришел недавно, а до нас работал в фирме похоронных услуг. Сначала рассказывал про закулисье этого дела, кухню, так сказать. Как, например, хоронят человека, а после откапывают и гроб снова продают. Одну домовину раз по пять оборачивают, пока вид не потеряет. Как однажды после похорон зажиточного и известного в городе человека его жена наняла их снова устроить похороны, убедить его дочь от первого брака, что папу еще не похоронили, свести несчастную с ума, чтоб запереть в дурдом и сократить число наследников. Как его однажды «дура какая-то наняла за сто баксов фотку девочки маленькой в гроб сунуть, ну я и сунул, что такого. А девочка эта потом пропала, я по телеку видел объявление о розыске, там ту же фотку показывали.»
— Да это ерунда все, — продолжал Виктор. — Жульничают, обманывают, как везде. Но вот этот случай… Я из-за него оттуда ушел. В зарплате здорово потерял, да здоровье дороже, как говорится. Ни за что больше жмуров, покойников то есть, возить не стану…

Хоронили мы даму одну. Директриса школы лет шестидесяти. А по виду, даже в гробу, больше сорока-сорока пяти не дашь. Хоронили ее из школы, где работала. Людей — уйма, цветов — горы, богатые, одним словом, похороны. Люди говорили, что умерла она прямо на работе, в кабинете плохо стало, пока скорая, туда-сюда… Не спасли, не успели. Ну вот. Похоронили ее. А вечером я уж машину в бокс загнал, уходить собрался — и не могу ключ от бокса найти. Незапертый же не бросишь..! Все перерыл, карманы сто раз выворачивал — нету. Может, думаю, в запаре в бардачок сунул, открыл машину… А в салоне кто-то сидит. На подставке, куда гроб ставят. Женщина. Прическа высокая, пиджачок… Мама родная, да это ж сегодняшняя директриса! Я на сиденье так и замер. Шевельнуться не могу. Как это? Что это? Ее же похоронили, напугать меня кто-то решил, что ли? И слышу голос:
— Вези меня назад.
Я реально, не при дамах будь сказано, чуть не обделался.
— Куда, — говорю, — назад, Вы же мертвая. Вас похоронили.
— В школу. Там уборщица ночью дежурит. Она меня обокрала. Она меня нашла и серьги с бриллиантами вынула, а свои, копеечные, мне надела, никто не заметил ничего. Вези назад, не хочу, чтоб воровка моими серьгами хвасталась. Вези сейчас же быстро, вези, вези, вези…

Говорит она все громче, а я-то ее не вижу, она у меня за спиной. Тут про крестик на шее вспомнил, нащупал кое-как, в кулак зажал, а она завизжала, тоненько так, чуть голову мне не разорвало. Я лбом в руль ткнулся и больше не помню ничего. Очнулся от того, что кто-то в окно барабанит. Глаза продрал — сторож наш, Иваныч, ломится.
— Ты че, — говорит, — Витек, три часа ночи, а у тебя бокс незаперт. Уснул ты, что ли? Бледный какой, тебе не плохо? Домой-то попадешь, а то спи здесь, чего по ночам ездить…
— Спасибо, — говорю, — Иваныч, нет уж. Я домой.
Ключ от бокса, что интересно, на виду лежал. Прям под носом. Я домой пешком шел, на свежем ночном воздухе оклемался и все думал — что это было такое? Ни в какую чертовщину я не верю, тогда сон? Ну а что еще? Влез ты в теплый салон, Витек, за ключом, с устатку тебя в тепле развезло, ну и уснул в один миг. И приснилось черт-те что.
Говорить про это никому не стал, скажут — пьяный был, а я после работы и не понюхал, домой пораньше хотел.
В общем, так я для себя и решил — приснилось, и ни одной живой душе не обмолвился про тот случай. А где-то месяц спустя случайно услышал в новостях по радио — в школе, ну, в той самой школе, уборщица повесилась. Нормальная тетка, муж, внуки… Вот тут-то я струхнул. Ну их, думаю, покойников, раз они такие. Еще сам ненароком обидишь какого. Я-то тоже один раз… — Виктор вздохнул. — Тоже бес меня чуть не попутал. Вез я девчонку молодую, самоубийцу. От несчастной любви с крыши бросилась, дурочка. Похороны были… как у принцессы, не хуже. Семья-то небедная. И мать ее в гроб мобилку положила — красивая такая, с камешками… Обычно на кладбище, как зарывать, кладут, а тут чего-то дома положила. И был момент — мог я ту мобилку умыкнуть. Мог, а не стал, удержался, сам не пойму как. И страшно стало — вдруг другой раз не удержусь? Жаден человек, слаб и грешен ведь… Нет уж, лучше от таких соблазнов подальше…