Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Свежие комментарии

    Проводник. История Джо (4)

    Это мистический триллер. Здесь – буйный техасский коктейль из мескалина, дешёвого виски, кофе, сигарет, шаманской эзотерики и спиритизма.
    [hide]Начало[/hide]
    [hide]Проводник. История Джо (1)[/hide]
    [hide]Проводник. История Джо (2)[/hide]
    [hide]Проводник. История Джо (3)[/hide]

    Ранее публиковался в творческом паблике.

    Автор: Ловчий.Холодный душ и крепкий кофе привели меня в чувство. Я быстро осмотрел и обработал кровоподтёки на ногах и стал размышлять. Есть ли смысл поддаваться страхам, нужно ли идти на поводу у собственной шизофрении? Даже если образы, рождённые моим больным воображением, так реальны и так осязаемы. Весь прошедший год я не сидел сложа руки. Да, мы расстались с женой, когда я отказался лечь в психушку на обследование. Но попыток разобраться в том, что со мной происходит, не оставлял. Возможно, это лишь самообман. Убеждать себя, что всему виной нервное напряжение и сильные переживания. И в то же самое время собирать слухи о медиумах и искать встречи с ними. Эскуро… этот человек, если он существует, должно быть, знает ответ.

    Решение отправиться в пустыню и найти шамана, чтобы задать свои вопросы, зрело во мне долго. Время пришло. Но сначала я должен был встретиться с несостоявшимся самоубийцей.

    Призраки по неведомой причине проявили заботу о нём.
    Привели ко мне.

    Винц, да упокоится его душа, позвонил с того света, чтобы вызвать скорую, а Сэмми явился как есть и оставил «сувениры» на моих лодыжках.

    Пожив некоторое время в подвешенном состоянии, перестаёшь верить в случайности. Всё вокруг подчинено определенному порядку, именно так. Не закономерности, в которой мы следуем программе, и если её нарушить, то вся система слетает с катушек, суровому порядку. Суть его — упрочить взаимосвязи миров и душ, соединять и разъединять, моделировать, сплетая замысловатый узор, гармоничный, но лишённый шаблона. На каждое действие следует реакция, равно как и бездействие. Нечто мудрое направляет нас и позволяет нам жить по нашей вере. Мы сами вольны выбирать свою реальность. Вот почему я отказался признать своё безумие как болезнь. Всегда удивлялся, так много людей верят в Бога и молятся ему, мысленно обращаются к усопшим родителям или близким людям, спрашивая их совета. Это считается нормальным… но слышать ответы уже неправильно. Один священник сказал мне, что не всякому дано различить природу сил, пожелавших ответить. Если так, то мне тем более нужен мастер, способный в этом разобраться без теологической мишуры.

    Зазвонил телефон, но я решил не отвечать и с затаённым азартом дождался автоответчика. Мне не хотелось утомлять себя пустой болтовнёй.

    — Алло, Джо, это доктор Роуз, я вернулся раньше. Спасибо, что прикрыл! Слышал, что ночь выдалась беспокойная. Надеюсь, ты оклемаешься быстро. Я встретился с Ким из «реабилитации», она говорит, что вы молодцы! Как сможешь, зайди к ней в корпус, тот дурак из кинотеатра что-то хотел тебе сказать.

    Сообщение записалось.

    А я начал собираться в госпиталь.

    Время — изменчивая единица. Оно, подобно образам в калейдоскопе, принимает очертания в зависимости от множества условий. И малейшее движение способно обрушить сложившийся узор. Так прямая линия внезапно делает вираж и закладывает петлю. Возникает чувство, что всё это уже было. Что ты следуешь нелепому сценарию, который знаешь на много ходов вперёд, но всё равно неукоснительно следуешь отведённой заранее роли.

    По дороге на работу я размышлял над этим обстоятельством. И, к своему удивлению, отметил, что абсолютно не помню события прошлой недели. При малейшей попытке сконцентрироваться, картинки воспоминаний расплывались. Разумеется, это помутнение было нетрудно списать на царящий в моей голове бардак из-за навалившихся испытаний и чертовщины. Но чего стоит объяснение, когда оно не решает проблему?

    На парковке перед госпиталем почти не осталось машин. Ночная смена обеспечивается одним врачом и дежурной бригадой парамедиков. А эти ребята чаще всего организуют что-то вроде графика, устанавливают между собой очерёдность по тому, кто подвозит остальных до работы. И, судя по старенькому «форду», сегодня очередь Криса Бурхе. Хороший парень, если отбросить его привычку уходить в запои по любому поводу.

    Когда родились его близняшки, Крис чуть не лишился работы из-за пристрастия к бурбону. Потом умер его отец. И Крис снова поселился в баре у Джерими. Я помню, как мы с Роузом ездили вытаскивать этого идиота и отмазывали перед координационным советом.

    Но этот парень никогда не садится пьяным за руль. Так что можно быть спокойным.

    Сумерки уже сгустились. Нагретый за день асфальт отдавал тепло. Пока я шёл от машины к крыльцу, зажглись фонари. Город постепенно погружался в ночь.

    Я только взялся за ручку двери, но тут же отпрянул, чтобы не получить по носу. Навстречу мне выбежал Крис.

    — О! Джо! Привет! Какой вечер! – парамедик, не церемонясь, схватил меня за руку и стиснул ладонь в рукопожатии. — Док, у вас не будет закурить? Жена прячет от меня сигареты… Я жертва произвола! Сначала она заставила меня посещать эти чёртовы собрания анонимных алкашей, а теперь готовит мне диетические обеды и запрещает курить…

    Крис выглядел взъерошенным, но это скорее походило на норму.

    — Да, конечно… — я протянул пачку. — Можешь оставить себе.
    — Джо, вы святой человек! Господь вас любит! Кстати, о Боге… тут один пациент из тех, кто спешил к нему, спрашивал о вас.
    — Где он сейчас?
    — Там же, где и был пять минут назад. На поломанных ногах далеко не сбежишь, сэр.
    — Спасибо, отмечусь в регистратуре и сразу к нему.
    — Если будет нужна помощь, я ваш должник, — мужчина прикурил и с удовольствием затянулся дымом сигареты.

    Я ускорил шаг. Уборщик проходил со шваброй по коридору, в остальном повсюду царила тишина, характерная для ночной смены. В регистратуре, как обычно, поставил подпись в реестре. Зашёл в ординаторскую, где висели халаты. Единственное, не смог отыскать свой бейджик, но кому он нужен, если и так все знают меня в лицо.

    Освещение горело в треть мощности. Я не стал ждать лифт и предпочёл размяться, поднимаясь по лестнице на второй этаж.

    У входа в палату реабилитации пришлось остановиться и свериться с карточкой.

    «Адлер Клейтон».

    Полный набор неудачливого «прыгуна»: ушибы внутренних органов, переломы рёбер, множественные переломы ног, трещина в позвоночнике…

    Дверь открылась бесшумно. Я смог аккуратно войти и оценить показания аппарата жизнеобеспечения. Состояние стабильное. Судя по всему, парень спал.

    Будить его ради безумных вопросов казалось глупым, и я было развернулся уйти.

    — Джо… Это же ты, Джо? – слова давались ему нелегко.
    — Мистер Клейтон. Мы знакомы с вами?
    — Нет. Эскуро сказал, что я вас встречу, когда пройду до конца, – он замолчал, словно давая мне время осознать смысл сказанного.
    — Я не совсем понимаю вас.
    — Да, конечно. Это странно всё. Но я живой, и всё произошло так, как говорил этот старик из закусочной.
    — Вы понимаете, где находитесь? Помните, что с вами произошло?
    — Да, сэр. Я помню всё. Сейчас мне намного лучше. Это лишь ничтожная плата за мои грехи. Искупление.
    — Вы бредите… Я позову сестру.
    — Джо! В двадцати милях отсюда, если гнать по шоссе до Хьюстона, я встретил старого индейца. Он знал обо мне то, что никто из живых знать не мог. И он увидел за моей спиной Пэнни. Её призрак, если быть точным.
    — Что?
    — Док. Я совершил много плохих вещей, и за это я должен был расплатиться. Эскуро сказал, что проведёт меня по тропе мёртвых, но вернуться обратно мне поможет врач по имени Джо. Всё, что нужно, это назвать его имя первому духу из тех, кого я повстречаю на сумеречной тропе.
    — И вы встретили полицейского?
    — Да. Он сказал, что позовёт вас.
    — Что было потом?
    — Я… из-за меня погиб человек, я довёл до самоубийства одну девушку. Мы встречались. А потом она стала навязчивой и… я проявил малодушие, док. Поставил ей условие – что если любит меня, то прыгнет из окна. Там было десять этажей. Никакого шанса. А она? Она спросила, буду ли я с ней вечно, если она докажет свою любовь.

    Адлер говорил с долгими паузами. А мне оставалось только слушать его исповедь. Призрак влюблённой девушки по имени Пэнни стал его преследовать всюду. После трагического случая неупокоенная душа её обрела ужасную форму. И длился этот кошмар уже несколько лет. И кто знает, чем бы всё закончилось, если бы не случайная встреча с загадочным шаманом Эскуро.

    — И ещё… сэр, старик сказал, что ждёт вас.