Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Свежие комментарии

    Уберменш

    Автор — я.1942 год.

    В то время как над Европой витал призрак смерти, обрывая нити жизни миллионов людей, в Антарктиде, под многометровым слоем вечной мерзлоты, на базе «Eis Haus», охраняемой профессиональными солдатами из элитной части «Chastener», в строжайшей секретности немецкие ученые пытались создать из обычных людей безупречную машину для убийства, «bermensch». Уникальные технологии позволяли воплотить в жизнь то, о чем не мог мечтать в своих снах даже самый смелый исследователь. Расщепить тело на атомы, затем собрать так, как того требует совершенство? Без проблем. Изменить каждую клетку организма? Не вопрос.

    Всем известно: для того, чтобы корабль мог рассекать водную гладь, нужно топливо. Чтобы исследования приносили результаты, в роли топлива выступали военнопленные и приговоренные к смерти по закону военного времени солдаты Третьего рейха.

    В теории всегда все хорошо, без сучка и задоринки. На практике все наоборот. Эксперименты велись на живых людях, которые были в сознании, это важно, в спецкомнате с множеством приборов, панелей, датчиков. И почти всегда вместо Сверхчеловека получались генетические уроды разного калибра, которые были похожи на первую работу слепого скульптора, никогда не державшего инструменты. «Почти» потому, что иногда «пациенты» погибали в ходе эксперимента, а получившийся урод уничтожался выстрелом в голову с последующей кремацией.

    Приговоренные с облегчением вздыхали, когда постановлением суда их отправляли на базу для исследований «во благо Германии» вместо повешения или расстрела. На деле оказавшаяся куда страшнее.

    — Образец 31 не выдержал испытаний. — Немолодой, но еще бодрый доктор записал результаты в свой блокнот. — Сколько раз я говорил, что мне нужны здоровые ресурсы, а не больные!

    В небольшой комнате, больше похожей на средневековую камеру пыток, ярко горели лампы, освещая всё безобразие этого помещения. Въевшиеся следы крови на полу, стенах, потолке, а так же стоящие в ряд на полках сосуды со специальным раствором, в которых находились внутренности и головы.

    — Здоровые нужны на фронте. — Ответил ему Генрих. Штурмбаннфюрер, а так же командир «Eis Haus». — От них там больше пользы, чем тут. Нечего их тут просто так гробить.

    — Может и не угробили, а создали бы идеальную военную машину. — Огрызнулся ученый. — У тех, которыми я располагаю, очень слабый организм. Они не выдерживают нагрузки.

    — Ну так сделайте так, чтоб выдерживали! У вас ведь есть для этого оборудование.

    — При всем уважении, штурмбаннфюрер, хоть наше оборудование и лучшее в мире, ей подвластно не всё. Чтобы сделать организм устойчивым к колоссальным нагрузкам, нужно подвергнуть его к, пусть менее тяжелым, но все же непосильному для слабого организма напряжению. Да вы же их сами видели! Кожа да кости.

    — Ничем не могу помочь. — Он развел руки.— Завтра к вам приведут еще троих. Уж постарайтесь их не убить. Желаю успехов.— Генрих вышел из комнаты.

    — Будь ты проклят. — Пробурчал себе под нос доктор. Как же ему осточертела эта комната смерти.

    С протяжным вздохом он растер лицо ладонями и взглянул на сосуды с органами, затем на стальное кресло, где, привязанный ремнями, лежал результат его сегодняшней попытки создать уберменша. Это был молодой парень, который теперь напоминал мумию. Его кожа настолько обтянула тело, что было видно каждую вену и мышцы, верхняя часть черепа отсутствовала, от обнаженного мозга тянулось несколько трубочек и проводов к приборной панели, от глаз остались лишь белки с красными прожилками.

    Доктор распорол туловище трупа от паха до шеи, чтобы изучить внутренние повреждения. Он делал это не в надежде найти что-то, что подтолкнет его к разгадке создания уберменша, а ради галочки, что все правила соблюдены и в будущем не возникло каких-либо проблем. В принципе, изучать там было нечего: те же вывернутые наизнанку кишки и желудок, порванная печень, лопнувшие легкие…

    — Стоп, а это что? — изумлению доктора не было предела.

    Сердце мертвого парня слабо билось. Да и мертвый ли он вообще? Доктор посмотрел на дисплей у изголовья кресла. 5 красных символов. Все верно, пациент мертв. Но тогда почему сердце бьется? Подойдя к приборам, показывающим состояние организма, он обнаружил, что все органы работают стабильно. Более того, уровень белка стал намного превышать норму, вследствие этого объем мышечной массы стал расти с немыслимой скоростью. Доктор повернулся к парню и увидел, что тот уже не тонкий как спичка, а бугрился рельефом мышц.

    «Не может быть! — доктор подбежал к нему и тут же отпрыгнул: из открытой грудной клетки хлестал фонтанчик крови. — Феноменальная скорость регенерации тканей!» Прямо на глазах поврежденные органы стали принимать свой обычный внешний вид, а кожа начала стягиваться, будто невидимый хирург зашивал рану, оставляя безобразный шрам. Из мозга стала капать кровь на пол.

    — Получилось…— одними губами сказал доктор.— Получилось!

    Глаза новорожденного уберменша быстро забегали. Он открыл рот и фиолетовый язык начал трепаться во рту в надежде что-то сказать, но получалось лишь какое-то завывание. Попытавшись шевельнуться, он обнаружил, что связан. Осмотрев комнату, он увидел доктора и остановил на нем свой взгляд. Тот стоял ни жив, ни мертв. С минуту они смотрели друг на друга. Уберменш перевел взгляд на ремни, затем на доктора, затем снова на ремни и что-то промычал, явно намекая, чтобы его освободили.

    — Ты… Нет… тебе нельзя… — ученый еле подбирал слова из-за шока.

    Уберменш смотрел то на доктора, то на ремни и издавал нечеловеческие звуки.

    В голове ученого бесновалась армия из мыслей и эмоций, хотя сам он напоминал памятник. Такой же неподвижный и неживой.

    Тем временем уберменш все сильнее дергался в своем кресле и все громче рычал, изо рта пошла пена с кровью.

    «Это не человек… — отстраненно подумал доктор. — Не человек…»

    Вот-вот он порвет ремни и…

    — Господи… — поняв, ЧТО он создал, доктор нажал на кнопку, на которой был изображен рисунок молнии, в надежде уничтожить то, к чему так долго стремился. Из антенны, торчащей в потолке, вырос электрический столб и обвил, словно паутина, кресло уберменша. Тот страшно закричал, его тело стало дергаться еще сильнее, но он даже и не думал погибать от электрических лап смерти. Комната мгновенно заполнилась запахом гари, мяса и ужасными воплями.

    Доктор стал пятиться к выходу, не в силах оторвать взгляд от разыгравшегося перед ним зрелища. Выбежав из комнаты, он закрыл ее на все замки, которые были.

    БАМ! В дверь с той стороны раздался громкий стук. Затем еще один, еще и еще. От каждого удара на двери вырастала вмятина. Стальная обшивка пока что выдерживала беснующуюся первобытную ярость. Доктор побежал по коридору в комнату охраны, чтобы предупредить всех об опасности. Но на встречу ему уже бежал Генрих с группой солдат.

    — Что за чертовщина у тебя творится? — с ходу спросил он.

    — Я… Он… Там! — доктор все не мог прийти в себя.

    — Диверсанты?

    — Нет, я создал его! Я создал уберменша! То есть нет, я создал нечто ужасное!

    — Это шутка?!

    — Ты меня за клоуна держишь? — закричал доктор. — Пускай я стар, но знаю, что я видел! Это похоже на шутку? — звук выбиваемой двери раздавался эхом в коридоре. Всем стало как-то не по себе, но руки сжимали оружие, а рядом товарищи, так что…

    Когда они подошли к кабинету доктора, удары прекратились. Дверь была вся помята, но не выбита.

    — Это как же… Это он сам? — спросил один из солдат.

    — Угу. И он еще там, — ответил ученый.

    Было слышно, как за дверью ходит монстр и громко дышит.

    — Кого же ты слепил? Судя по всему, это явно не человек. — Генрих лихорадочно размышлял, что делать с новым гостем.

    — Не могу сказать. Но знаю одно — оставлять его в живых категорически нельзя! Я пытался его убить с помощью электричества, но… — он не договорил, однако все поняли его и так. — Можно попытаться прострелить его головной мозг, но я не даю точных гарант