Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Дом

Автор — я.
[hide]http://parnasse.ru/prose/small/stories/dom-238719.html[/hide]— Опять в «молоко», мазила!.. Целься в пупок!.. Замри, слонопотам!..
Услыхав издали эти крики, Паша резко прибавил ход, а потом и вовсе перешел на бег.
Откровенно говоря, его уже достал размазня Эдик, над которым постоянно издевались мальчишки из банды Макса! Трусливый толстяк никогда не мог постоять за себя!
Когда Паша забежал за угол школы, перед ним открылась ужаснейшая картина. Эдик стоял в поднятой до подбородка футболке, а Макс со своей шпаной стреляли из трубочек пережеванными бумажками в его жирный живот. Мокрые снаряды уже порядком залепили нависающее на джинсы колышущееся пространство, отчего рыхлое брюхо Эдика стало напоминать бородавчатую жабью спину.
Несчастный пузан стоял смирно, крупные слёзы катились по его щекам.
— Стоп! Тир закрыт! – закрывая спиной натерпевшегося беднягу, объявил Паша.
— А! Робин Гуд, собственной персоной! Тебя сюда звали?.. – Макс выдвинулся вперед, не переставая жевать очередной огрызок бумаги. — Весь кайф нам обломал… отвечать придётся!..
Бросив на него презрительный взгляд, Паша обернулся к Эдику:
— Дуй домой, быстро! — Дважды повторять ему не пришлось. Подхватив с земли потрёпанный рюкзак, толстяк рысью потрусил прочь.
— Смелый, да?.. — выплёвывая под ноги Паше раскисший в слюне бумажный фарш, осклабился Макс. — Хочешь, я твоего слонопотама пальцем больше не трону?.. Нет, правда!.. И мои пацаны вязаться к нему не будут, хочешь?..
— Ну и что взамен?
— Да ничего особенного. Просто проверим тебя на вшивость. Докажешь, что не трус, — и с нашей стороны полное уважение!
Паша покачал головой.
— Нет, в ваших тёмных делишках я участвовать не намерен!
— Обижаешь! — хохотнул Макс. — Тёмная сторона, конечно, в этом деле имеется, но ничего противозаконного! Помнишь дом Чернокнижника?..
— Ещё бы!
В городе этот дом знал каждый, от мала до велика. Он стоял далеко на отшибе, за городской чертой, за ним была только водонапорная башня, а дальше — луг, река, лес. О нём ходили страшные легенды, суть которых, в общем-то, сводилась к следующему: давным-давно, в стародавние времена, там жил отшельником колдун-чернокнижник, а теперь обитает его злой дух. Рассказывали даже, будто находились смельчаки, переступавшие колдовской порог, однако все они без следа исчезали…
— Ну, так я предлагаю, давай «дашь-на-дашь»!.. От тебя требуется одно: нанести визит Чернокнижнику. Мы с пацанами, понятное дело, за тобой понаблюдаем, зато потом твоего жирдяя оставим в покое. По-моему, справедливо. Как считаешь?
Предложение было настолько неожиданным и диким, что в первый момент Паша даже слегка опешил, но уже в следующий под насмешливым взглядом Макса согласно кивнул:
— Через полтора часа тебя устроит? — Ни в какую чертовщину, связанную с заброшенным домом, он не верил, а освободиться от утомительной опеки над бесхребетным Эдиком и в самом деле было давно пора.
Ровно в половине четвёртого Паша был на месте.
Каменный забор вокруг дома Чернокнижника был основательно разрушен. В саду буйно разрослись сорняки, скрывая выложенную плитами старую дорожку, ведущую к крыльцу. В траве стрекотали и прыгали кузнечики.
Дом был большим, неуклюжим и обветшавшим. Краска на нем давно облупилась, окрасив его в однообразный серый оттенок. Ветер ободрал крышу. Обвалившиеся от дождей и снега углы зияли красным кирпичом, как кровавые раны.
Паша стоял и смотрел на дом, почти загипнотизированный, ощущая неодолимое желание пройти сквозь густые травяные заросли, мимо скачущих кузнечиков, подняться на крыльцо и войти внутрь, будто кто-то невидимый звал его.
— Эй, с духом собираешься?! — От окрика Макса он вздрогнул, а тот с наигранной заботливостью продолжал: — Смотри, если сдрейфил, ещё не поздно отказаться!
Паша усмехнулся.
— Уговор дороже денег!
— Вот это по-нашему! Значит, условие такое: зайдёшь в дом, поднимешься на второй этаж и выглянешь в угловое окно — всего и делов-то!..
— Может, составишь мне компанию? — пошутил Паша, но ответа дожидаться не стал. Страшно ему не было, правда, ближе к крыльцу какая-то неясная тревога сдавила сердце. Он толкнул дверь, обнаружил, что она не заперта, и вошёл в тёмную прихожую.
Сырая и мерзкая вонь обрушилась на него. Пахло плесенью, затхлостью, гниющими опилками и чем-то ещё, вроде тухлого мяса. За стенами и под полом копошились мыши. С потолка свисали лохмотья паутины. Вот когда Паша почувствовал страх.
Он поднимался по лестнице и буквально дрожал, а дом вокруг трещал и скрипел.
Паша боялся оглянуться, чтобы не увидеть завёрнутый в чёрный плащ скелет Чернокнижника. А когда, наконец, лестница кончилась, он бегом ринулся к угловой комнате, рассчитывая вбежать, распахнуть окно, помахать ребятам и скорее удирать.
Заветная дверь была уже близко, и Паша видел, что она чуть-чуть приоткрыта, и видел дверную ручку, немного потёртую там, где её касались пальцы. Когда он нажал на неё, дверь распахнулась.
За столом сидел Чернокнижник, древний старик с седыми до плеч волосами и высохшим коричневым лицом мумии. И он не был мёртв! Похожие на клешни руки его шевелились и ползли по столешнице навстречу к Паше, будто приглашая подойти ближе. И вдруг колдун открыл глаза, чёрные, как ночь, с горящими искрами вместо зрачков.
— Я долго ждал, ты успел вовремя… — Надтреснутый голос Чернокнижника звучал глухо, словно просачиваясь сквозь частотные шумы. — Я награжу тебя, ты будешь единственным в мире хранителем тайны человеческого бессмертия!..
«Не верь ему! Он лжёт! Беги, пока не поздно!»- Впервые в жизни Паша так явственно слышал свой внутренний голос, но он никогда прежде и не видел ничего подобного тому, что происходило перед ним. Щёки колдуна, постепенно освобождаясь от морщин, белели, волосы, наоборот, стали темнеть.«И это — только начало метаморфозы! Неужели не чувствуешь? Ты ведь тоже меняешься! — продолжало взывать к нему второе «я». — Спасайся! Ещё есть шанс!»
Паша испуганно дёрнулся и едва не упал. Ноги, точно намагниченные, приклеились к полу.
Дверь с грохотом захлопнулась.
— Смотри на меня! — Чернокнижник уже не хрипел, отдал приказ чётко, как командир на плацу.
«Ах вот оно что! Он удерживал меня взглядом и потерял надо мной власть, когда я отвернулся!» — сообразил Паша. Невероятным усилием воли он буквально вытолкнул себя к окну.
Двойные рамы были забиты наглухо. Спасибо, на подоконнике лежала огромная книга, с золотыми замками, в кожаном переплёте, весившая не меньше, чем хороший кирпич.
Старые стёкла раскололись, как яичная скорлупа.
Смахнув на пол осколки, Паша высунулся из окна и помахал ребятам. Однако, увидев его, те вдруг завизжали как резаные:
— Чернокнижник! — и бросились наутёк, только пятки засверкали.
Он в ужасе оглянулся, думая, что колдун стоит за спиной.
В комнате никого не было!..