Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Свежие комментарии

    Кровавые Скрижали: Дневник медиума. История Третья

    Автор — Арти Хонора.

    Комментарий автора: данная часть написана больше для смеха, дабы разрядить обстановку, показать главного героя с другой стороны: обыденной; дать читателям возможность увидеть героя в повседневности.«Ушедшие во тьму, хранят вечный покой, ежели тьма не поглотила их при жизни…»

    Страница 21.

    10 февраля 2010 года.

    «Нежданная гостья».

    Прошло уже около месяца, но я всё ещё не могу привыкнуть к тому, что среди прочих вещей в моих карманах вместе с ключами от квартиры лежит таинственный амулет. Само его существование противоречит законам логики. Но каждый раз я инстинктивно хватаюсь за него. Объяснить столь непреодолимую тягу к этому предмету я не могу, но именно он меня успокаивает.

    Скоро 14 февраля, День всех влюблённых. Иначе – День святого Валентина. Как и прежде, весь день я проведу дома, в четырёх стенах гостиной, с ноутбуком в руках, ища очередную страшилку, глупую легенду нашего города.

    Чашечка горячего кофе, стоявшая на журнальном столике, приятно манила замёрзшие руки. В комнате было прохладно. Дверь на балкон как всегда открыта. А на улице уже ночь. Но спать не хотелось. Что поделать: как только наступали долгожданные выходные, сон тут же покидал меня, словно птица, улетающая в тёплые края в преддверии холодной зимы.

    Одна статья за другой. Три часа нескончаемого чтения. Одна запись была забавнее другой. Привидения, полтергейсты, серийные убийства, похищения и прочие заметки уже успели заполонить Интернет. Кажется, что люди не могут жить спокойно. Они вечно ищут себе приключения. А если их не находится, то они придумывают себе проблемы.

    Лениво перелистывая странички на сайте, я обратил внимание на один из заголовков. «Кровавый Валентин».

    Вроде бы знакомое название. Где-то я уже слышал об этом. Привычно щёлкнув мышкой по заголовку, я углубился в чтение скучной статьи. Запись опубликовала какая-то старшеклассница. Изредка попадались орфографические ошибки, но меня редко смущали подобные мелочи. Возможно потому, что и сам порой грешил этим делом, когда второпях писал какую-нибудь заметку.

    «Тёмный переулок улиц Святовская и Горлина неподалёку от пустыря уже давно окрещен «обителью Валентина». Начиная с 1995 года, здесь находили истерзанные тела молодых девушек. Характерной особенностью каждой из них были длинные светлые волосы.

    Неизвестный убийца, орудовавший на пустыре, подкарауливал своих жертв, а затем утаскивал их вглубь пустыря, где долго издевался над несчастными. Орудием убийства служили канцелярские ножницы.

    На счету серийного убийцы было более пятнадцати жертв. Все жертвы были девушками в возрасте от 16 до 20 лет, школьницы и студентки.

    Каждый год, в период с конца декабря по середину февраля, неизвестный оставлял на пустыре растерзанное тело девушки. Иногда в его сети попадалось сразу несколько жертв. Все убийства совершались с особой жестокостью.

    Казалось, что этому не будет конца. Следователи всё никак не могли отыскать маньяка. Уж больно осторожным он был. Но в 2006 году, когда была найдена пятнадцатая жертва «Кровавого Валентина», убийца впервые допустил ошибку. Он оставил достаточно следов, чтобы милиция смогла найти хоть какие-то зацепки.

    Подробности расследования были строго засекречены, поэтому не разглашались общественности. Известно, что убийцей был некий Ардеев Валентин Михайлович, уроженец города Москвы.

    Прибыв на квартиру подозреваемого, следователи обнаружили пожилого мужчину, лет пятидесяти на вид.

    Гражданин Ардеев сознался во всех эпизодах на первом же допросе. Но так и не дожил до суда. Повесился в камере, оставив записку, что вернётся.

    Орудие убийств найдено не было». Конец цитаты.

    Довольно интересная заметка, жаль, что слишком уж она была банальной. Истории о серийных маньяках меня не интересовали. Ничего в этом не было. Странностей в этом уж точно не было. Психически больные люди. В нашей стране, да и в мире, таких маньяков тысячи. Обычное дело, как бы цинично это не звучало.

    Однако следом за этой статьёй я увидел ещё три заметки от разных пользователей. Везде фигурировал этот проклятый пустырь. В новостях я ничего не слышал об убийствах в этом районе. Но вот сеть уже наводнили всевозможные россказни.

    «Кровавый Валентин вернулся!» Примерно так писали в комментариях к статье старшеклассницы. Ещё пять девушек были убиты на том же пустыре, последнюю девушку убили несколько дней назад. Имя и фамилия жертвы неизвестны.

    Любопытно, связано ли это с маньяком? Стоит проверить.

    Амулет Екатерины стал тёплым. Я чувствовал, как потемневшее серебро греет замёрзшие пальцы. Странно, раньше он не проявлял подобных качеств, оставаясь холодным. Мёртвенно-холодным. А сейчас вдруг нагрелся. Может у меня галлюцинации? Возможно.

    Закрыв глаза, я сделал глубокий вздох. Кофе уже давно остыл, а пить холодный я не привык. Обречённо вздыхая и жалуясь на судьбу, я всё-таки оторвался от ноутбука, медленно поднимаясь с дивана. Взяв чашку со стола, я лениво поплёлся на кухню.

    Как и положено, чайник тоже был холодным. Споткнувшись о порог, я едва не пролил на себя кофе.

    — Чтоб его сожрали черти! – сквозь зубы прошипел я, мысленно обматерив проклятый порог кухни. Нащупав рукой выключатель, я зажёг свет. Мутно-оранжевый свет от лампы быстро разогнал темноту, загнав её в самые отдалённые углы кухни.

    Желание пить кофе пропало. Сделав несколько небольших глотков, я скривился. Несладкий, невкусный, да ещё и холодный. Мерзость. Выплеснув содержимое чашки в раковину, я поставил чайник.

    Глупая сказочка про ожившего маньяка никак не выходила у меня из головы. Вертя между пальцев серебряный кулон, я почему-то думал над недавней встречей с той черноволосой девочкой. В который раз я сознаюсь в том, что совершенно безумен. Стоило провериться у специалистов. Мало ли, может, и правда сошёл с ума.

    Вот только внутренний голос упрямо твердил мне, что это было абсолютно реальным. Инцидент в заброшенном детском доме, события в старой квартире – это реальность. Не бред, не вымысел, а реальность!

    Мои отстранённые размышления относительно собственного психического здоровья были грубо прерваны протяжным свистом чайника. Обиженно завывая, он словно напоминал мне, что так же реален, как и кулон в моей руке.

    Шумно выдохнув, я поднялся из-за стола и выключил газ. Свист медленно утих, вернув меня в привычную тишину квартиры. Мыть чашку было лень, поэтому я спокойно бросил в неё пакетик с заваркой, заливая его кипятком. Сполоснуть чашку я тоже не удосужился.

    Горячий чай с лёгким ароматом малины внушал теплоту и спокойствие. Осторожно взяв чашку обеими руками, я чуть-чуть отхлебнул горячего напитка, позволяя ему хоть немного согреть замёрзшее тело. Видимо стоит закрыть балкон. Да и вообще пора прекращать курить в комнате.

    Тяжело вздыхая, я поплёлся обратно в гостиную, не забыв погасить свет на кухне. В комнате, как и всегда, царил бардак. Что было совершенно неудивительно, ведь уборка здесь проходила раз в месяц. Да и то, если мне не будет лень. Обычно уборка проходила лишь поверхностно. Так сказать, маскировка.

    Разбросанные по комнате вещи ничуть меня не смущали, всё же я живу один. Поставив чашку на столик, я плюхнулся обратно на диван. Неприятная тишина давила на меня словно удавка, медленно сдавливая шею, лишая возможности свободно вдохнуть.

    Свет в гостиной моргнул. Как раз в тот момент, когда я решился сделать ещё один глоток чая. От неожиданности я поперхнулся горячим напитком. Напротив меня, уперев ручки в бока, стояла нахмурившаяся девочка.

    Тонкие бровки были удивлённо вздёрнуты. Обведя взглядом гостиную, она недовольно закусила нижнюю губу, словно оценивая царящий здесь хаос. На секунду её взгляд задержался на свисающей в левом углу комнате паутине.

    — Не трогай Гошу, пусть живёт, — скорее по привычке буркнул я, заметив лёгкое замешательство на детском личике.

    — Как ты здесь живёшь? – удивлённо вскинув брови, вопросила девочка.

    — Молча, — нехотя буркнул я, ожидая, когда моя гостья пояснит цель своего прибытия. Скривив тонкие губки, девочка ещё раз оценила обстановку, про себя отмечая, что моя лень практически не имеет границ.

    Осторожно подвинув валяющиеся на кресле вещи, она спокойно уселась в него. Пристальный взгляд тёмных глаз немного напрягал меня, но я старательно игнорировал его, продолжая пить чай. Предлагать гостье чашечку чая я не стал. Уж больно глупо это будет выглядеть. Да и вообще, разве привидения пьют чай? Господи, мне пора лечиться.

    — Что читаешь? – тихо спросила Катя, поджав под себя тоненькие ножки, укладывая на колени подбородок. Я промолчал. Не то, чтобы мне нечего было ответить или я боялся, что, ответив ей, точно сойду с ума, потеряв последние связи с реальностью. Нет. Просто не видел в этом смысла.

    — Ау! Ты меня слышишь? – возмутилась девочка, недовольно сдвинув бровки.

    — Слышу, слышу, — отмахнулся я, осторожно поставив чашку на стол. Закрыв крышку ноутбука, я обернулся к девочке. — Чего ты хочешь? – обречённо вздыхая, спросил я у призрака.

    — Мне скучно, — обиженно надув губки, протянула Катя.

    — Ты издеваешься? – вопросительно изогнув левую бровь дугой, отозвался я, не веря своим ушам. Призраку скучно? Хотя, вечное забвение между миром мёртвых и миром живых, то ещё развлечение.

    — Еле сдерживаюсь, — огрызнулась девочка. Я не хотел её обидеть. Просто не подумал над вопросом.

    — Ладно, не обижайся, — примирительно поднимая руку, проговорил я.

    — А ты тот ещё лентяй. Даже убраться не в состоянии, — произнесла Катя, осматривая гостиную чуть внимательнее. Ну, да. Лень мне убираться. Что тут такого? — Хоть бы к моему приходу прибрался, — разочарованно протянула девочка.

    — Возьми и уберись, если не нравится! – тут уже я не выдержал. Дожился, призрак поучает меня. Да ещё и какой! Маленькой девочки!

    — Ладно тебе, не дуйся, — заканючила Катя. Но я не стал ей отвечать. Нечего меня жизни учить. А то распоясались тут. — Ну, бра-а-тик!

    — Иди к чёрту, — оскорблено фыркнул я, отворачиваясь от нахалки.

    — Ну-у, бра-а-а-а-тик, не дуй-ся-я, — продолжила канючить Катя, пытаясь достучаться до меня. Эх, жалкая попытка, но действенная же, зараза!

    — Я не обижаюсь, — наконец-то сдавшись, ответил я. Стоило мне это сказать, как хмурое личико девчонки тут же просияло, возвращая на тонкие губки лучезарную улыбку. Боги, за что мне такое наказание?

    — Вот и правильно, не веди себя словно дитя малое, — хихикнув, произнесла девочка, откидываясь на спинку кресла.

    Я мысленно застонал. Почему-то присутствие этой нахалки меня не удивляло, но её наглость уже начала раздражать.

    — Братик, сделай мне чаю, — вольготно расположившись в кресле, заявила Катя, бросив на меня озорной взгляд.

    Что? Простите, я не ослышался?

    — Ты серьёзно? – от удивления я даже рот открыл.

    — Вполне, — уверенно ответила девочка, глядя в мою сторону.

    — Возьми мой, — устало вздохнув, махнул я в сторону полупустой чашки.

    — Чего? Ты хоть кружку помыл? – скривив губки, отозвался призрак.

    — Нет, — честно признался я. Да и какая разница? Что чай, что кофе – всё одно, вода, есть вода. Зачем утруждать себя.

    — Что?! – возмущённо фыркнула Катя, с ужасом взирая на меня. А что тут такого? Ну, не помыл я чашку после кофе. Что в этом такого?

    — Не привередничай, — опёршись локтём о подлокотник дивана, отмахнулся я, предпочитая не продолжать бессмысленный диспут на тему «что надо делать, а что не надо».

    — Я не буду пить чай из немытой чашки! – возмутилась девочка, скрестив руки на груди.

    — Ну и не пей, мне больше достанется, — легко согласился я, ловко подцепив чашку рукой.

    — Вот ещё! – нагло заявил призрак, подскочив с кресла и отняв у меня чашку с чаем. Да уж, наглости ей не занимать.

    Победоносно усмехнувшись, девчонка забралась мне на колени, крепко сжимая в руках чашку с недопитым чаем. От такого откровенного хамства я просто дар речи потерял. Не то, чтобы я был против подобного поведения, но и наглеть нужно было в меру.

    Только я собрался ей что-то сказать, как маленькая зараза, резко развернувшись ко мне, хитро сощурилась. Я, конечно, много чего ожидал, но чтоб такое…

    Маленький дьяволёнок с довольной улыбкой на губах медленно подняла чашку над моей головой, а затем с ехидным смешком вылила содержимое мне на голову.

    Грязно выругавшись, я попытался сцапать мелкое бедствие за шиворот, но Катя ловко увернулась и, спрыгнув с моих колен, оказалась вне зоны моей досягаемости.

    — Ты охренела?! – воскликнул я, в бешенстве подскочив на ноги. Дикое желание поймать этого бесёнка и надавать по шее было грубо прервано голос разума, который твердил мне, что ничего я не смогу ей сделать. Она, мать его, призрак!

    О’кей, призрак. Действительно. Но какой наглый призрак!

    — Остынь! – плеснув в меня остатками чая, взвизгнула девчонка, заливаясь весёлым смехом.

    Так, спокойствие, держи себя в руках. Парень, это просто ребёнок. Спокойствие. Я мысленно пытался себя успокоить, пока мелкая зараза весело смеялась, глядя на меня. От сладкого чая голова начала чесаться. Мокрая футболка неприятно прилипала к коже. Дьявол! Я её придушу!

    О, боги, как же глупа эта мысль…

    — Я убью тебя, — шумно выдохнув сквозь неплотно стиснутые зубы, проговорил я, буравя девчонку гневным взглядом.

    — Опоздал, — холодно отозвалась Катя, поставив чашку обратно на стол.

    В этот момент мне стало стыдно. И чего я так завёлся? Ну, подумаешь, вылила мне чай на голову. Что в этом такого?

    — Прости, — тяжело вздохнув, буркнул я.

    — Да чего уж там, всё нормально, — грустно улыбнувшись, отмахнулась девочка.

    Ладно, не хочу вдаваться в детали. Нормально, так нормально. Пожав плечами, я медленно поплёлся в ванную. Голова жутко чесалась. Что за ядреный чай?

    На ходу снимая с себя футболку, я распахнул дверь ванной комнаты. Нашарив на стене выключатель, я клацнул по нему, озаряя маленькое помещение ярким светом. Швырнув мокрую футболку в корзину с грязным бельём, кстати почти полную, я снял с крючка душ и, включив едва тёплую воду, склонился над ванной.

    Тоненькие струйки воды приятно защекотали кожу. Намочив голову, я, не глядя на полочку, нащупал пальцами флакон с шампунем. Выдавив немного на голову, я стал активно намыливать волосы.

    Мыльная пена попала мне в глаза. Болезненное щипание вызвало короткую вспышку недовольства и ругательств. Шипя сквозь зубы, я подцепил мыльными пальцами ручку душа, быстро смывая пену с головы.

    Покончив с коротким купанием, я выключил воду. Тряхнув головой, я посмотрел на своё отражение в зеркале. Синяки под глазами, мокрые, неровно остриженные волосы прядями прилипали к чуть побледневшей от недосыпания коже лица. Цвет волос был неопределённым. То ли тёмно-рыжие, то ли тёмно-русые, немного золотистые на кончиках. Усталый взгляд мутных серо-зелёных глаз.

    Да уж, выглядел я, мягко говоря, не очень. Мысленно простонав, я стянул с вешалки махровое полотенце. Кое-как вытерев голову, я кинул полотенце обратно, но промахнулся. Поднимать его мне было лень, поэтому я просто махнул на это дело рукой и, погасив свет, закрыл за собой дверь.

    Когда я вернулся обратно в гостиную, меня ожидало удивительное зрелище. Ранее весело смеявшаяся девчонка, полная энергии и энтузиазма, ну, как для призрака, мирно посапывала на диване, свернувшись калачиком.

    Что? Стоп! Привидения спят?

    О’кей, ладно. Логика, умри. Попытавшись хоть как-то объяснить сие явление, я лишь ещё больше запутался. Пусть. Пусть будет так. Всё нормально. Привидения тоже люди…

    Что? Что за бред я несу?!

    Изобразив на лице фэйспалм, я окончательно понял, что определённо свихнулся. А раз так, то удивляться таким вещам бессмысленно. Тихонько подойдя к спящей девочке, я осторожно стянул со спинки дивана старенький плед, заботливо укрывая малышку.

    Та что-то пробурчала и, блаженно улыбнувшись, уткнулась носом в мягкий плед. Боже, какого чёрта я делаю?

    Отвернувшись от спящей девчушки, а может просто притворяющейся, я, молча, прошествовал к креслу, куда и повалился. Разбирать кресло было лень. Искать одеяло и подушку – тем более. Поэтому я просто закрыл глаза, удобнее устраиваясь в кресле. Разумеется, насколько оно могло мне это позволить.

    Уснул я поразительно быстро. Даже не успел заметить, когда моё сознание провалилось в безмятежную темноту сна…

    Пробуждение было довольно необычным.

    Во-первых, я в коем-то веки проснулся достаточно легко, а во-вторых, мне чудился запах чего-то явно подгорелого.

    На осознание столь непонятного явления у меня ушло всего пару секунд. Быстро подскочив с кресла, тем самым окончательно стряхивая с себя остатки сна, я помчался на кухню.

    То, что я там увидел, было не просто странным. Пугающе странным…

    Катя, моя вчерашняя гостья, напевая какую-то песенку, вовсю хозяйничала на моей кухне. Чайник протяжно засвистел, оповещая всех о том, что он закипел. Сквозь этот шум прорывался треск масла на раскалённой сковородке, где, судя по всему, была яичница. Ну, или нечто похожее на оную.

    Девочка была столь увлечена процессом, что не заметила меня. А я был столь сильно поражён происходящим, что не сразу сообразил, что яичница как раз и подгорает.

    Масло уже начало брызгать во все стороны. На столе царил абсолютный хаос. Яичная скорлупа, хлебные крошки, недорезанная колбаса и сыр, растаявшее сливочное масло. Даже мука была рассыпана. Правда я так и не понял, с какой целью последняя была использована.

    В общем, здесь был ещё больший бардак, чем вчера вечером, когда я последний раз сюда заходил.

    — О, доброе утро, братик, — широко улыбнувшись, поприветствовала меня внезапно объявившаяся «сестрёнка».

    — Чайник выключи и убери сковородку с огня, хватит травить тараканов, — по привычке пробурчал я, присаживаясь за стол и осторожно освобождая себе краешек стола.

    — Чего? Ты же ещё не попробовал, – удивлённо протянула Катя, пристально взглянув на меня. Честно говоря, пробовать сей кулинарный шедевр мне не хотелось. Перспектива страдать от несварения желудка меня не радовала.

    — Думаешь, стоит рискнуть? – скептически вскинув брови, спросил я у горе-хозяюшки. Обиженно надув губки, девчушка что-то засопела: видимо, я должен был обрадоваться её внезапной инициативе и с благодарностью отведать кулинарные старания хозяйки.

    Выключив чайник, Катя ловко погасила конфорку под сковородкой и, подхватив её за пластмассовую ручку, торжественно водрузила на стол, прямо передо мной.

    — Приятного аппетита, — довольно улыбнувшись, заявила девчонка, явно гордая итогом своей готовки.

    Что ж, за попытку можно поставить десять баллов. Но вот за внешний вид, с позволения сказать, яичницы, которая представляла из себя не то кашу, не то омлет, три балла можно смело снять. Затем ещё два балла за использование большого количества специй, из-за чего белок приобрёл непонятный тёмно-серый оттенок с вкраплениями красных и оранжевых точек. Далее ещё один балл за кое-как нарезанную колбасу и сыр. Следом ещё два балла за кое-где виднеющиеся осколки скорлупы. Итог – два балла за «прекрасно» выполненную работу.

    — Что это? – неуверенно покосившись на «завтрак», спросил я.

    — Яичница, — искренне недоумевая, почему я недоволен, ответила Катя.

    Эм, ладно. Допустим.

    — Это съедобно? – я всё ещё не был уверен в успехе дегустации данного блюда, да и сам вид «яичницы-каши-омлета» не внушал мне доверия.

    — Разумеется! – обиженно засопела девочка, протягивая мне вилку и нож. — Ешь, тебе нужно хорошо питаться.

    О’кей, если это называется «хорошо питаться», то я готов умереть смертью трусов, то есть голодным.

    — Ты уверенна? – недоверчиво покосившись на Катю, не успокаивался я.

    — Конечно! Ешь уже! – со звоном кладя вилку и нож на стол, воскликнула девчонка. Энтузиазма у меня не прибавилось. Но обижать заботливую хозяйку не хотелось. Жаль, что аппетита от этого не прибавилось.

    Всё ещё неуверенный в исходе сего предприятия, я взял в руки вилку, осторожно ткнув ею в «завтрак». Послышался тихий хруст. Видимо, я попал прямо в скорлупу.

    — Кальций тоже полезен, — уверенно кивнув, заявила моя отравительница.

    — Ага, цианистый калий тоже, — пробурчал я, аккуратно вырезая небольшой кусочек из «яичницы». Медленно поднеся его ко рту, я наткнулся на недовольный взгляд тёмно-карих глаз Кати. Зажмурившись, я всё же попробовал.

    Дьявол! Я поспешил с оценкой. Минус два балла за то, что «яичница» пересолена, да ещё и слишком много перца. Итог оценки «шедевра» — ноль баллов. Но плюс один за попытку.

    — Это же невозможно есть! Ты вообще умеешь готовить? – отложив вилку в сторону, воскликнул я.

    — Мне вообще-то всего девять лет! – возмутился призрак, уперев руки в бока, мол, ешь, что дают, иначе голодный будешь ходить.

    — Когда это было? – не поняв смысла предъявленного мне обвинения, парировал я.

    — Когда я умерла! – сорвавшись на крик, ответила Катя.

    — Это было три года назад! Что, не могла научиться? – не люблю, когда на меня наезжают, особенно мелкие и нахальные девчонки.

    — Практики не было! – оскалилась девчонка, сжав кулаки.

    — Ты хотела сказать подопытных кроликов? – съязвил я, пальцем ткнув в это, с позволения сказать, блюдо.

    — Ага, некого было травить! – огрызнулась Катя.

    — Решила на мне отыграться?!

    — Да, чёрт подери!

    — Мне рано ещё! – воскликнул я, чувствуя, что начинаю закипать.

    — Ничего страшного, умирать никогда не рано! – крикнула Катя, резко отвернувшись от меня. Чёрные волосы, аккуратно заплетённые в длинную косу, описали изящный полукруг, едва не смахнув со стола полупустую бутылку подсолнечного масла.

    Минут пять мы просто молчали. Я раздумывал над своим поведением, чувствуя, как мне становится стыдно. Она явно материла меня, отчего у меня даже уши запылали.

    — Эм, ну ладно тебе. Прости, я не специалист в вопросах кулинарии, — попытался я извиниться перед обиженной девочкой. Правда, а чего я так взвился? Ну, чего можно было ещё ожидать от девятилетнего ребёнка? Хорошо, хоть попыталась. Пусть неудачно, но всё же. — Ну, сестричка, не злись, — с улыбкой произнёс я.

    — А хочешь я всё это съем? – в отчаянии загладить свою вину перед ребёнком, я действительно был готов пойти на такую жертву.

    — Не надо, в следующий раз я постараюсь лучше, — тихо ответила Катя, медленно оборачиваясь ко мне. Взяв сковородку за ручку, она спокойно подошла к раковине и, открыв дверцу нижнего шкафчика, вытряхнула «яичницу» в мусорное ведро.

    После этого она не сказала ничего, молча принявшись убирать со стола. Чувство вины всё ещё мучило меня, но продолжать нелепо извиняться я не стал. Да она и не просила. Наверное, тоже понимала, что первый блин вышел комом.

    Через десять минут, которые мы потратили на уборку «творческого беспорядка», совместными усилиями мы отскребли сковородку от гари, отмыли стол, наделали бутерброды и заново вскипятили чайник.

    Вспоминать недавний скандал не хотелось никому. Поэтому мы, молча, сидели за столом, я пил чай, изредка откусывая от бутерброда солидный кусок, она же просто наблюдала за мной, подпирая щёку кулаком.

    Ей богу, как сестрица младшая. Мы даже чем-то похожи. Уж не знаю, почему мне так показалось, но сходства определённо были.

    — Наелся? – тихо спросила Катя, когда я покончил с последним бутербродом.

    — Да, спасибо, сестричка, — кивнув, ответил я, делая небольшой глоток остывшего чая.

    — Вот и хорошо…