Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Из Тени

Автор — я. Урезанная версия выкладывалась мной на [hide]конкурс [/hide] на нашем сайте.

Николас — обычный парень, который потерял всех своих родных. С некоторых пор его начали преследовать кошмары, в которых фигурировали его погибшие близкие, но в реальном мире всё было нормально… До некоторых пор.Каждый человек чего-то боится, у каждого есть страх перед чем-то. Кто-то боится контакта с людьми, кто-то боится высоты, кто-то боится собак, а кто-то старается преодолеть свои страхи, взглянуть в лицо своим фобиям и, возможно, своей смерти. Но каждый человек с самого рождения боялся одного. Боялся так, как боялись его предки, как боялся первобытный человек. Все боялись Тьмы. И не надо говорить, мол «Да нет! Я никогда не боялся темноты! Это же глупость!» Нет, дорогие читатели, нет и ещё раз нет. В детстве, когда, по легендам, человек может видеть больше, чем когда вырастет, вы тоже боялись темноты. Да и я. Да и каждый человек на планете. Но некоторые перебороли этот страх. И зря. Как думаете, чего боялись первобытные люди во Тьме? Хищников? Холода? Вы угадали, но не до конца. Люди боялись самой Тьмы, тех существ, что вылезают из неё, готовые разорвать вашу плоть и сожрать душу. Со временем люди забыли об этих существах. Ну как со временем… Как только научились добывать огонь и отгонять этих существ светом. В наши же дни эти существа редко обнаруживают себя, но всегда наблюдают, поджидают удобного случая. Случайный шорох в пустой квартире, «случайно» упавший предмет, который, казалось, стоит довольно плотно на своём месте – это всё они. Шаги на чердаке, истерический хохот за дверью – это не пьяный сосед или бомж, нарушающие порядок по ночам. Слышите такие звуки – лучше сразу бегите и не оглядывайтесь. Если же вы таки полюбопытствовали и вошли – вы, скорее всего, обречены. Тут уже остаётся надеяться только на богов и молить их о спасении. А теперь перейдём к самому рассказу.

Николас жил в просторной квартире где-то на окраинах Лондона, доставшейся ему от его родителей, которые погибли ночью в ужасной аварии, унёсшей жизни 15 человек. Полиция подсуетилась, и об этой трагедии не узнали журналисты. Самому же пареньку, которому на тот момент было всего 15 лет, сказали держать язык за зубами, а тела его родителей кремировали. Так Николас лишился всего, кроме своей бабки по отцовской линии, которая умерла, как только Николасу миновало 19 лет. Потеряв всё, он впал в депрессию и предпринял попытку суицида. Врачи подоспели в последний момент. Клиническая смерть. Николас был мёртв одну минуту и двадцать восемь секунд, но его успели откачать до того, как клетки мозга начали умирать. С тех пор Николаса и начали посещать видения. Каждую ночь ему снились его мёртвые близкие, которые судорожно тянули к нему руки и пытались что-то сказать. Он боялся их жутко изуродованных лиц, кричал, пытался убежать, но он был будто прикован к месту. И в тот момент, когда призраки уже почти касались его лица, он просыпался в холодном поту, всё ещё ощущая на себе их мёртвые, полные тоски взгляды. И так каждую ночь.
Миновал год после того, как его стали посещать видения. Он уже привык к ним, к взглядам его мёртвых родных, к тому, что просыпался посреди ночи в холодном поту. Он привык к страху. Страх стал для него обыденностью, ежедневной процедурой. До его двадцать первого дня рождения.

Николас учился в Оксфордском колледже «Баллиол» уже второй год. Он с великим трудом поступил туда, да и то по связям. Эндрю Грэхем, нынешний ректор «Баллиола», был однокурсником Эдварда, отца Николаса, и хотел помочь сыну его друга всем, чем мог. А мог он не много. Разве что устроить парня в престижный колледж и проследить, чтобы он там учился. А Николас учился. Усердно и много. Но и на развлечения времени хватало. Он ходил с друзьями на вечеринки, старался отвлечься от навязчивого кошмара, забыться алкоголем и учёбой. Но не выходило.
В тот день он, бурно отпраздновав свой прошедший двадцать первый год жизни, вернулся домой в 11 вечера. Довольно рано, раньше, чем обычно. Насыпав в миску коту сухого корма и налив ему молока на ночь, парень помылся и улёгся спать уже в половине первого. Заснул он сразу, спал, как ни странно, без сновидений. Проснулся Николас от шагов в коридоре. Он быстро встал, взял из стола фонарик и тихо, очень осторожно направился к двери, стараясь не скрипеть половицами. Николас дотронулся до ручки, медленно нажал её и с тихим скрипом отворил дверь. Посветив фонариком по сторонам, парень убедился, что шаги переместились в соседнюю комнату. Он всё так же медленно и осторожно подошёл к двери, выключил фонарик, прижался ухом к обработанному дереву и прислушался. Шаги стихли, что-то упало на пол, а затем раздался жуткий, утробный, пробирающий до костей истерический хохот. Николасу вдруг стало очень жутко, дрожь пробежала по его телу, вызвав непроизвольный стук в дверь. Хохот вдруг как-то сразу стих. Наступила гробовая тишина, которую не могло нарушить ничто. Казалось, само время остановилось. Вдруг с другой стороны двери послышался тихий стук. Николас постарался не дышать и заглянул в замочную скважину. С другой стороны на него смотрел светящийся в темноте красный, как кровь, глаз. Вдруг глаз начал бешеное вращение и стал протискиваться в замочную скважину. Николас отпрыгнул от двери и быстро включил в коридоре свет. Шебуршание не прекратилось, а дверь начала медленно отворяться. Из открывшейся щели на стену и потолок наползла тоненькая тень, похожая на щупальце, и направилась к лампочке. Добравшись до ненавистного источника света, щупальце дотронулось до него, и лампочка лопнула, разбрызгав по коридору осколки стекла, часть из которых попало резко отпрыгнувшему Николасу на спину. Он не кричал, он визжал, судорожно ища выпавший из рук фонарик на полу. Дверь тем временем открылась настежь, и существо в плаще и шляпе подобрало глаз, вставив его обратно в глазницу. Визг Николаса перешёл в хрип, и он впал в бессознательное состояние…

Очнулся Николас в темноте. Он лежал на полу, подле него валялся включённый фонарь и указывал на чёрную дыру в стене. Парень вскрикнул и случайно пнул фонарь, который покатился по кругу, освещая ему ещё более ужасную картину: все стены были покрыты теневыми щупальцами, которые извивались, когда на них падал луч фонарика. Щупальца всё приближались к Николасу, и единственным выходом было прыгнуть в дыру в стене… Он схватил фонарик, глубоко вздохнул, закрыл глаза и нырнул в дыру.

Когда он открыл глаза, он обнаружил, что стоит на горе черепов, а вокруг него, куда ни глянь, была сплошная Тьма. Сдержав очередной крик, Николас начал спускаться, стараясь не упасть. Черепа сыпались из-под его ног, увлекая за собой, и падали где-то внизу с глухим бульканьем. Вскоре парень спустился и увидел, куда падали черепа: вокруг горы черепов находилась гигантская лужа крови, где валялись куски человеческих тел. Черепа, падая в лужу, обрастали плотью и жутко кричали, моля о спасении. Среди голов Николас заметил головы его родителей. Они не кричали и не молили, они просто лежали в луже крови и смотрели на него. Николас так же молча подошёл к ним, взял фонарь так, чтобы руки могли держать головы, и поднял сначала голову матери, стараясь не встряхивать и не делать ей больно, а затем и голову отца. Выйдя за границу лужи, парень всё так же аккуратно положил головы на землю, в которой копошилось огромное количество червей, и тихо заплакал. И тут голова отца заговорила:
— Сын, мы так надеялись, что они не смогут тебя найти, не заберут… Мы надеялись, что ты не узнаешь, что случилось с нами, но, видимо, нам всё же придётся рассказать тебе…
— Что рассказать, пап?! Что!? То, почему мне каждую ночь снились вы с мамой, тянули ко мне руки, почему я каждую ночь просыпался в холодном поту, почему меня постоянно преследовали какие-то люди в плащах!? Что с вами случилось!? Или же то, где мы сейчас находимся, и почему вы говорящие головы!
— Сын, это я и хочу тебе объяснить, — сказала голова успокаивающе. – Мы с твоей матерью раньше состояли в тайном обществе, члены которого поклонялись Тьме и считали её чем-то вроде божества. На самом же деле, как оказалось, Тьма оказалась не божеством, а демоном, хищником, питающимся энергией жизни, ну или, проще говоря, человеческими душами. Для неё все мы были пищей… Но поняли мы это слишком поздно. Мы осуществляли последнюю стадию призыва Тёмной сущности, принося ей в жертву 13 девственниц. Немного банально, не правда ли? – голова горько усмехнулась. – И Тьма откликнулась, послала к нам своё воплощение в этом мире. Ты, наверное, уже видел это самое воплощение? И это существо, хотя будет точнее назвать его Тёмной сущностью, сразу же убило одного из нас. Просто подошло, положило руку на плечо своей жертве, посмотрело в глаза… и из всех щелей Энтони полезли эти чёртовы черви. В той передряге спаслись только я и Мэри, мы долгое время ездили с места на место, чтобы оно не нашло нас, но в конце концов расслабились, успокоились. Родился ты. Тебе нужно было постоянное место проживания, а не вечный бег от смерти вместе с нами. Мы надеялись, что если даже оно нас обнаружит и убьёт, ты останешься жив. Но, как оказалось, и тут мы были неправы…
Отец замолк и посмотрел в глаза своему сыну. Голова матери всё это время смотрела в одно и то же место на земле.
— Я понял, пап. Я всё понял. И даже несмотря на всё то, что вы с мамой натворили молодыми, я всё равно хочу вас спасти. Как это сделать? Я должен знать… Должен…
В этот момент черви на земле зашевелились, стали сползаться в кучу, образуя собой фигуру того самого незнакомца из квартиры, ту самую Тёмную сущность.
— Беги, Ник! Беги! Ты уже не сможешь нас спасти, но ты всё ещё можешь спастись сам! Беги на свет! – заорали обе головы в унисон.
И Николас побежал. Его обуял дикий ужас, ужас, который не сковывает, а бьёт в мозг животным инстинктом. Сердце билось как бешеное, взгляд плыл… Но вдруг парень увидел луч света, бьющий откуда-то сверху. До него было далеко, но Николас припустил ещё быстрее. Позади раздавался вой и крики, но он не оборачивался. Нужно было бежать, спасать свою душу. И тут в голове зазвучал тихий, спокойный голос: «Остановись. Достаточно. Ты всё равно не сумеешь убежать. Ты должен сразиться со своим страхом, с Тьмой. Только так ты спасёшь себя и остальные заточённые здесь души». И Николас остановился, обернулся и пошёл на крики и вой. Этот голос был голосом его бабушки. Парень закрыл глаза и шагнул в бездну…