Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Как же прекрасна жизнь!

Автор — я собственной персоной. Основано на событиях приснившегося мне кошмара.Вода противно хлюпала под ногами. Так противно, что Светке хотелось заорать во все горло. А орать между тем было нельзя.
Хлюп, хлюп, хлюп. Словно бритвой по венам.

Света совсем выдохлась и присела прямо на болотную кочку, уже не заботясь ни о сухости одежды, ни о том, что может намочить рюкзак с нехитрым харчем. Сняла сапоги и вылила из них вонючую болотную воду.

— Фуххх! Сколько же мне ещё брести? — девушка негромко спросила сама себя.

Сколько же ей пришлось пережить с тех пор, как пришли они. Они убили родителей, друзей, соседей… Разум Светы до сих пор отказывался принять такой простой факт, что в её родной стране идёт война. Да что там война – бойня! Что все, кого она так любила, погибли; всё, что было ей так дорого, уничтожено, разрушено, растоптано.
Обычно Света старалась не задумываться об этом. Представляла, что всё происходит не с ней или она участвует в какой-то игре. Так пока легче. Легче не думать, не вспоминать об этом, чтобы была возможность жить дальше. Жить и бороться. Иначе боль пережитого раздавит, уничтожит, сломит.

Света обвела взглядом унылое серое болото. Пожухлая трава, оголённые ветки кустов, низкое серое небо стали ей уже привычными. Осень в этом году оказалась более чем ранней и дождливой, сырой и мерзкой. И так же сыро и мерзко было на душе у девушки.

— Однако, рассиживаться нечего! – у Светы появилась дурная привычка говорить самой с собой, чтобы не сойти с ума от одиночества.

Девушка поправила рюкзачишку, натянула сапоги, спрятала нож за голенище и побрела дальше.

Только вот куда Света выйдет? А разве ей не все равно, куда? Лишь бы подальше. Лишь бы найти пристанище, где можно отогреться, обсохнуть.

Только где его найти? Она уже несколько дней идёт вот так, прячась по ночам в брошенных домах, осторожно разводя огонь, чтобы согреться. А сейчас она промокла до нитки, вокруг никакого жилья, и находится она на равнинной местности, где нет ни оврага, чтобы спуститься и развести костёр обсушиться. Неужели ей, промокшей, придётся ночевать под открытым небом холодной осенней ночью? Светке не хотелось думать о том, что будет с ней, если она простудится.

Идти стало гораздо легче — похоже, что болото заканчивалось, и Светка подходила к лесу.

***

Голый серый лес выглядел негостеприимно. Тропинка, убегающая в глубь чащи, напоминала туннель, сводом которого служили сплетённые ветки деревьев. Молодая девушка свернула с тропинки дальше, вглубь. Так было безопаснее. Всегда можно убежать прямо в чащобу в случае опасности.

Где-то совсем рядом раздался шорох. Света остановилась и насторожилась. Прислушалась. Тихо. Осторожно девушка двинулась дальше. Шаг, ещё шаг.
— Стой!
Светина грудь упёрлась прямо в дуло ружья.
— Упс! – девушка стояла лицом к лицу с обычным парнем.

Такой же измученный, исхудавший, как и она. Лицо настороженное, карие глаза внимательно следят за ней.
— Послушай! Я — не они. Я обычный человек.
— Руки! Подними!

Парнишка явно нервничал. При этом выглядел он как-то нелепо, жалко, ручонки подрагивали. Светке стало смешно. Девушка медленно подняла руки.

— Повторяю. Я человек. Я тоже прячусь, как и ты.
Резкое движение, удар в пах, и парень, скорчившись от боли, упустил ружьё. Света схватила ружьё и направила его на незнакомца.
— Ну ты и дурак! Ты даже курок не взвёл!

Светке даже обидно стало от такой тупости. Ну как так можно! Она отступила на шаг и опустила ружьё. Парень пришёл в себя и теперь смотрел на неё большими глазами в обрамлении бархата чёрных густых ресниц.
— Как ты до сих пор жив?

Парень молчал. Света догадалась, что ему было ужасно стыдно за свой конфуз — не взведённый курок.
— Меня зовут Света.
— Николай, – буркнул в ответ новый знакомый.
— Куда ты идёшь?
— Нас несколько было. Мы шли в город N. Планировали укрыться там на время.

Света не стала спрашивать, где остальные попутчики. Без пояснений было понятно, что с ними случилось. Да и какой смысл спрашивать – только ворошить болезненные воспоминания.

Девушка приняла решение:
— Куда надо идти?
— На север. Ещё примерно километров десять.
— Пойдём вместе. Только откуда ты знаешь, где север?
— У меня есть компас.

Нежданный попутчик оказался немногословен. То ли Николаю было до сих пор стыдно за их нелепое знакомство, то ли действительно не хотелось говорить. Но при любом раскладе Светка была рада попутчику — хоть и разиня, но всё же человек. Да и вдвоём легче. Девушка решила прервать молчание:
— Ты думаешь, в этом городе безопасно?
— Я надеюсь на это. Да и выбора особого нет. Городок небольшой. Возможно, туда не вошли эти нелюди.
— А если они там, что тогда?
— У тебя есть предложение лучше?
Предложений у Светки не было. Попутчик замолчал.

***

Начинало смеркаться, когда путники приблизились к окраине — город встретил их молчанием. Не было слышно того шума, который свидетельствовал о жизни. Осторожно, прижимаясь к домам, двое людей пробирались по улицам притихшего города.

Картина, открывшаяся взору усталых путников, была поистине ужасна.
Трупы, трупы, трупы… Дети, старики, взрослые мужчины, женщины… Убийцы жестоко, безжалостно настигли своих жертв там, где люди шли по улице, работали, занимались своими делами. Света старалась не глядеть по сторонам. Помочь она никому не могла, а зрелище убитых разрывало ей сердце.

Большие глаза Николая тревожно, с невыносимой жалостью смотрели на хаотично разбросанные тела, на политый кровью тротуар.
— Здесь побывали они. Здесь никого нет.
Светка промолчала.
— Как ты думаешь, есть здесь кто-то живой?
— Вряд ли! – Светке хотелось развернуться и убежать подальше отсюда. В лесу лучше, хоть и холодно.

Николай повернулся и посмотрел на Светку с отчаянием.
— Что теперь?
«А я знаю, что теперь! — с раздражением подумала Света. — Я что, нянька тебе или командир?» Но вслух сказала:
— Предлагаю заночевать здесь. Идти нам всё равно некуда. Нужно поесть и выспаться. Если здесь всех убили, то велика вероятность, что здесь никого нет. Мы можем хоть немного отдохнуть. А этим несчастным мы всё равно ничем не поможем. Мы ещё живы. Пока живы…

Действительно, пока ещё живы. Только вот надолго ли?

Николай колебался. В скупом свете сумерек Света разглядывала точёный профиль парня. «А он красавчик!» — подумала девушка.

— Послушай! — Света говорила шёпотом, словно их кто-то мог услышать. — Давай заночуем один раз и уйдём. Выбора у нас всё равно нет. Дальше блуждать по лесу при такой собачьей погоде равносильно самоубийству. Нужно действительно отдохнуть, набраться сил, а затем выбраться из этих обезлюдевших мест.
— Света, — он впервые назвал её по имени, — давай зайдём в магазин одежды – нужно переодеться в сухое и что-то более тёплое.
— Ты прав. Пойдём искать.

Магазинчик одежды они нашли не сразу. Но всё же нашли.
И какая удача! Это был магазин одежды для активного спорта. А это означало, что можно будет взять тёплые и удобные вещи.
Как же хорошо сменить грязную вонючую и мокрую одежду на сухую, пахнувшую чем-то новым, иным! Тем, что было в той мирной, нормальной жизни, где не было крови, смерти, ужаса.
Кроме одежды, беглецы позаимствовали новые удобные рюкзаки, два спальника, фонарики и пару ножей.

***

Уже практически стемнело, когда они вышли из магазина. Рядом был небольшой продуктовый. Набрав еды, молодые люди свернули за угол.
Идти стало ужасно, темень мешала двигаться, и Светка с Николаем то и дело спотыкались о трупы.
Но вдруг вспыхнули фонари. От неожиданности Света вжалась в стену, зажав рот ладонью, чтобы не закричать.

— Это автоматика. – Николай сам был напуган и тяжело переводил дух. – Они автоматически включаются в определённое время.

При свете фонарей картина мёртвого города была ещё ужасней.
Вокруг в сыром, холодном воздухе стоял запах бойни, как-то по-праздничному блестела пролитая кровь, и жизнерадостно сияли вывернутые внутренности. Трупы в неестественных позах корчились и гримасничали на земле. Искажённые страданием и болью лица глядели застывшими глазами на двух путников, которые как тени скользили вдоль домов, чутко прислушиваясь к каждому звуку. Но было тихо. Так тихо, что звенело в ушах.

Николай обернулся:
— Смотри! Там кабачок в полуподвальчике. Идеальное место! Не будет видно света, если мы включим его, можно сварить что-то горячее. Выпить кофе… Кофе! Как же мне хочется кофе!
— Обойдёшься! – отрезала Светка. – Мало ли! Может они до сих пор бродят здесь, а тут ты варишь кофе.

Достав нож, она осторожно начала спускаться по ступенькам. Николай приготовил ружьё, на этот раз не забыв взвести курок.
Внутри было темно. Светка включила фонарик.
Трупы.
Клиенты, официанты, бармен за стойкой — все убиты.

— Не хочу! – Светка развернулась к выходу. – Не буду здесь ночевать!
— У нас нет выбора! Уже совсем темно. Мы не знаем города и будем долго искать пристанище. А мы оба устали.

Светка уловила какой-то звук. Она застыла, прислушалась. Может ей почудилось? Нет. Со стороны кухни раздалось что-то вроде чавканья.
У девушки перехватило дух.

— Там кто-то есть! – шёпотом сказала она, крепче сжав нож.

Николай напрягся, крепче сжал ружьё. Осторожно двигаясь, стараясь не шуметь, оба двинулись в сторону кухни.
«Тук, тук, тук» — стучало в висках. Сердце колотилось, словно отбивая чечётку в такт шагам. Светка прижалась к стене, кивнув Николаю на дверь резко её открыла, направила свет фонаря внутрь!

О Боже!!!
Тварь жрала труп. Вскинув бледно-голубые рыбьи глаза на источник света, чудовище оскалило испачканные кровью зубы. Слюна, перемешанная с кровью, потекла по губам, стекла на подбородок, выпачкав камуфляжную форму. Резко метнувшись к двери, тварь кинулась к Николаю.

Не понимая толком, почему так она делает, Света пропустила её вперёд и ударила ножом в спину. Удар, ещё, удар. Тварь свалилась. Николай ударил её по башке прикладом. Нелюдь затих.

Светка тяжело дыша направила свет фонаря на поверженного врага.
Тварь лежала ничком. Тёмные волосы были густые и завивались локонами. Осторожно Светка дотронулась до шеи, ища пульс. Вздрогнув, отдёрнула руку.

— Оно живое!
— Чёрт, чёрт, чёрт! – Николай явно запаниковал.

Света быстрым точным движением изо всех сил вонзила нож в спину твари.
Тварь дёрнулась.

Тяжело переводя дыхание Света отвернулась. Взгляд скользнул по стенам кафе, опрокинутым столам и стульям и снова вернулся к поверженному врагу.

Это невозможно!!! Тварь шевелила пальцами.

— Я же ударила её в сердце! – Света не верила своим глазам. Сейчас тварь поднимется и…
— Быстро! Отрезай кабели от приборов, вяжи её!!
— Зачем?
— Да ты тупой, что ли! Она или убьёт нас или убежит, приведёт других.

Николай наконец сообразил.
Через несколько минут тварь была надёжно связана. Света вытащила нож из спины твари, заперла вход в кафе. Осторожно осмотрели кухню. Николай проверил чёрный вход, запер его.

— Что будем делать?
— Переверни её! – сказала Света. Николай, помешкав, перевернул пленника на спину.

Это оказалась женщина. Жирное неприятное лицо пересекал толстый белёсый шрам. Она тупо и с ненавистью смотрела на своих пленителей.
— Не возможно! Я ударила её в сердце!
— Ты уверена?
— Я врач-интерн, хирург. Лучшая среди своего выпуска. Ты думаешь, я ошиблась? – Света с обидой посмотрела на парня.
— Не знаю. Но видишь сама – она жива.

— Хе, вам меня не убить, — голос у женщины был омерзителен, скрипуч и шёл откуда-то изнутри, — мы созданы так, что вам нас не убить.
— Кем созданы?
В ответ омерзительная баба только ухмыльнулась.

У Светы сдали нервы — она яростно набросилась на тётку, неистово колотя её ногами.
— Отвечай, мразь! Кто вы? Откуда вы пришли? Что вам от нас надо??? Ненавижу, ненавижу, ненавижу!!!!

Света сорвалась на крик, Николай оттащил её, зажав рот рукой.
— Тише! Она может быть здесь не одна. Ты привлечёшь других. Да успокойся ты!!!

Света обмякла и затихла. Только слёзы медленно катились по щеками.
Тётка презрительно улыбалась, глядя ей в глаза своим рыбьим взглядом.
— Давай запрём её.
— Где?
— Там я видела кладовую. Она имеет только один вход и там холодно. Пусть сидит там, помёрзнет.

— Холод мне нипочём! – презрительно скривив испачканные кровью губы, ехидно проскрипела женщина.
— А мне всё равно!!! – огрызнулась Светка.

Запихнув тётку в кладовую, Николай и Света сели на пол, прислонившись спиной к стойке бара.

Света провела руками по лицу. Как же она устала!
Устала прятаться, скрываться, устала вздрагивать от каждого шороха, заталкивать в себя воспоминания о погибшей семье, друзьях, о своём погибшем мире.

Николай поднялся, зашёл за стойку. Вернулся с бутылкой спиртного.
— Пей! – повелительно сказал парень, протягивая Свете бутылку.
— Не хочу!
— Тебе не помешает.
— Я же сказала не буду!!! – Светка аж взвизгнула. — Сам пей! И вообще, не трогай меня!!!
— Прости.

Николай отхлебнул из бутылки.
— Нужно поесть и отдохнуть. Сегодня мы уже ничего не решим и не предпримем. Мы оба устали и вымотались.
— Ты хорошо её запер?
— Да.

Молодые люди поели, аккуратно сложили трупы посетителей в угол – никому из этих двоих не хотелось ночевать по соседству с убитыми и, выбрав местечко почище, разложили спальники.

****

Николай скоро уснул – об этом красноречиво свидетельствовал негромкий храп. А вот Свете не спалось. Лёжа в спальнике, чувствуя тепло, она всё равно не могла уснуть – слишком она вымоталась и перенервничала за день. Девушка пыталась собраться с мыслями.

«Если она здесь одна, то это ещё полбеды. Но если их здесь несколько, то как тогда быть? Отсюда нужно уходить. Но почему же она не сдохла, эта тварь? Почему? Я не могла ошибиться. Как её убить? Если мы не убьём её, тогда она убьёт нас»

Воспоминание вернулось неожиданно: скальпель сверкнул, и захватчик, захрипев, как-то нелепо повалился набок, обильно поливая всё вокруг себя своей тёмной кровью. Так Светке удалось спастись. Она не испытывала ни угрызений совести, ни жалости, ни ужаса от того, что она совершила убийство. Перед тем как она убила его, он убил её родителей. Света лихорадочно вспоминала. Она нанесла ему насколько ударов скальпелем, но он словно не чувствовал их, словно ему всё равно было. А вот когда она перерезала ему горло…

Стоп!!! Горло. Она перерезала ему горло! Так может в этом разгадка живучести этой тётки?! Перед глазами снова возникла картина умирающего врага с перерезанными артериями.

— Николай! – Света принялась тормошить своего попутчика. Тот вскочил:
— Что? Что случилось?
— Горло! Нужно перерезать ей горло!
— Какое горло, кому перерезать! – Николай спросонья никак не мог понять.

Пришлось растолковать. Николай выслушал молча. Затем он заговорил. Его слова были отрывисты и скупы. Парень говорил нехотя, словно слова оставляли у него во рту горький привкус. Света чувствовала, что ему было необходимо выговориться.

— Мы с друзьями ехали с охоты, когда это случилось. Мы часто ездим вглубь лесов на неделю-другую поохотиться. Это наша страсть. Связи там нет. На трассе мы нашли группу беженцев. Женщины, дети, старики… Все убиты. Мы нашли одного живого. Он был тяжело ранен. Он умирал. Этот мужчина рассказал нам, что на нас напали. Эти захватчики появились словно из ни откуда. Они убивали всех на своём пути, не щадя никого. Будто бы очищали города от живых людей. Он рассказал нам, что они пожирают трупы убитых. Мы поняли, что домой ехать нельзя. У меня там осталась жена. Но она скорее всего уже мертва…

Николай замолчал. Он встал, взял недопитую бутылку, отхлебнул.
— Мои друзья всё же решили доехать до дома, чтобы узнать, что же случилось с нашими семьями. Но у нас закончилось топливо, машину пришлось бросить. Мы пробирались лесом, безлюдными дорогами. Мы хотели попасть домой. У нас теплилась надежда на то, что наши родные успели сбежать. В родном городе мы увидели одни трупы…

Николай снова отхлебнул.
— На просёлочной дороге мы встретили их. Мои друзья погибли. А я… я…
— Сбежал, бросив их – сухо закончила за Николая Света.
— Да. Я трус. — Николай отошёл и некоторое время стоял молча.

Света поднялась, достала нож:
— У нас мало времени. Нам нужно узнать кое-что у этой твари.
— Что ты хочешь делать? Не ходи к ней! – Николай в ужасе смотрел, как Света направилась к кладовой.

Открыв кладовку, девушка осмотрела свою пленницу.
Женщина лежала на полу, на спине. Увидев Свету, облизнулась и ехидно оскалилась.
— Решила выпустить меня?

Тварь явно была наделена разумом, раз ей хватало ума ехидничать и издеваться.
— Может и выпущу, если скажешь нам, кто вы и откуда пришли.
— Не скажу, — тупая морда отвернулась к стенке.
— Тогда ты будешь голодать. Мы запрём тебя здесь, а мертвечинки не принесём. Еды для нас здесь хватит, а тебе никто ничего не даст. И ты сдохнешь с голоду.

Тварь скривила губы.
— Ты думаешь, что я здесь одна? Ошибаешься! Нас здесь пятеро. Мы остались здесь поесть. – тварь довольно облизнулась. – Скоро меня хватятся и найдут мои товарищи. Вам лучше отпустить меня и бежать. Я обещаю, что не убью вас. Вас убьют мои товарищи.
— Тогда я сейчас перережу тебе горло. Я умру, но и ты не будешь жить.

Света приготовила нож и приблизилась к пленнице.
Та заворочалась, заволновалась.
— Стой! Что ты хочешь узнать?
Скрывая своё торжество, Света спросила:
— Кто вы такие? Зачем напали на нас? Кто вас послал?
— Нас создало правительство страны соседней с вашей в результате секретных экспериментов над людьми. Они хотели создать непобедимую армию. Мы идеальные солдаты. Нас нельзя убить. Ты же пыталась, — насмешливо сказала тварь, — у тебя ничего не вышло. Мы не чувствуем холода, нам не нужно спать. Мы убиваем вас, слабых, никчёмных существ.
— Зачем?
— Нам приказали.
— Кто?
— Правительство нашей страны.

Света задумалась.
— Ты знаешь, какие города вы захватили?
— Много.
— Давай уйдём прямо сейчас!!! – Николай схватил её за руку. – Света, давай!!! Лучше нам уйти, пока нас не нашли.
— И что потом? Что? Куда мы пойдём, если везде смерть. Смерть наступает нам на пятки.
— Выберемся из этого города и попробуем пробраться к людям. Должно же наше правительство принять меры!!! Остановить это всё!
— Ты слышал, что она сказала? Их направили убивать. Убивать нас. Нельзя её оставлять в живых.
— Я не смогу! – Николай выбежал из кладовой.

Светка осталась лицом к лицу с связанным монстром и приготовила нож. Отвратительное существо, внешне так похожее на человека, пыталось разорвать путы. Очевидно, что инстинкт самосохранения не испарился в результате опытов. Тварь хотела жить.
— Ты же обещала!!!!
— А скольких невинных убила ты? Это война, и не мы её начали, а вы. Прости, но ты враг.

Взмах руки. Хрип. Чудовище затихло.
На этот раз оно действительно было мёртвым.

****

Лучик солнца скользнул по пыльному подоконнику, уже запёкшейся крови и шаловливо осветил Светкины закрытые глаза.
«Надо же! Заснула сидя, прямо в обнимку с бутылкой!» — Свету мутило от выпитого вчера спиртного, тело затекло от неудобной позы. Николай уже не спал. Он сидел прижавшись к стене и обхватив колени руками.

— Доброе утро! – пробурчал он как-то хрипло, чуть ли не с ненавистью.
— Угу. – Свете тоже было не жизнерадостно. Болела голова. Вчерашние кошмарные события глубоко ранили её и без того измученную душу. Светка чувствовала себя убийцей.
«А разве у меня был выбор? – оправдывала она саму себя, — Если бы не я, так она убила бы меня! Она убивала других, слабых, беспомощных, беззащитных».
«Выбор есть всегда!» — стерва-совесть никак не хотела молчать.

— Я вот подумал, что можно найти машину, топливо, набрать продуктов и пробраться туда, где нет войны. – Николай выжидающе смотрел на неё, словно ждал её решения.
— Не забывай, что тут есть ещё четыре приятеля этой тётки.
— Надо попытаться…
«Особенно тебе!» — подумала девушка.

Перекусив без особого аппетита, молодые люди осторожно вышли из кафе.
Город был так же тих, мёртв. Тревожная тишина настораживала, натягивала нервы до предела. Беглецы осторожно крались вдоль домов, то и дело прислушиваясь. Но было тихо.

Пройдя несколько улиц, Света с Николаем вышли на площадь. Здесь тоже были трупы. На другой стороне был большой супермаркет, припаркованные машины.
— Нам нужна вон та машина. – Николай указал, на внедорожник с открытой дверцей. Несчастный владелец машины видимо хотел сесть в неё, когда его настигла смерть.

— Ты умеешь водить?
— Да, а ты?
Светка кивнула.
— Тогда бежим!

Молодые люди бросились через открытое пространство. На бегу Николай заметил его. Нелюдь стоял у входа в боковую улицу и довольно разглядывал свои жертвы. Ухмыльнулся. Свистнул. Показалось ещё трое.

— Беги к машине! – Николай остановился и выстрелил. Звук выстрела разорвал мёртвую тишину, враг упал. Ещё выстрел, ещё.
— Их нельзя убить! Им нужно только перерезать горло! – на бегу прокричала Светка. Добежав до машины, она оттащила убитого владельца, впрыгнула на место водителя, хлопнула дверцей и завела машину.

На капот вспрыгнул мужчина.
При свете дня было видно, что он вроде как обычный человек, только вот глаза! Такие же бледно-голубые, как и у той тётки, с недобрым взглядом. Словно рыба, а не человек глядит.
Светка резко сдала назад. Мужчина не удержался, свалился. Резко нажав педаль газа, Светка переехала тело. «Это хоть ослабит его!» — подумала девушка.

Она ринулась на помощь Николаю. Но было уже поздно.
Он был убит.

Изо всех сил удерживая слёзы, Света нажала на педаль газа:
— Не останавливаться! Только не останавливаться!!! Только бы не влететь во что-нибудь!
Света посмотрела в зеркало заднего вида двое преследователей бодро бежали за машиной, третий, подстреленный Николаем, тащился за ними. Может ей показалось, но они отстают. Слёзы застилали глаза, но Света усилием воли заставила смотреть себя вперёд, не оглядываться назад.

****

Ласковое майское солнце скользнуло по щеке. Лёгкий ветерок шевелил ярко-зелёные молодые листочки на берёзках, доносил ароматы цветущих акаций, черёмухи и ещё чего-то такого, чем благоухает сама жизнь. Звон детских голосов, шум машин, говор людей, щебетание птиц… Светка оглянулась вокруг. Она сорвала молодой листик, растёрла его пальцами, вдохнула аромат зелени. Маленькая божья коровка опустилась на запястье. Деловито спрятала крылышки, по-хозяйски поползла по руке, осматривая новую поверхность.

Света поднесла руку к глазам. Божья коровка замерла. Светка улыбнулась, легонько дунув, заставила божью коровку улететь.

Как же прекрасна жизнь!!!

Школа бурлила. Нарядная малышня бегала, суетилась, шалила, неистово вопила, радуясь окончанию учебного года, предстоящим летним каникулам. Учительница пыталась всех организовать.

— Ребята, построились. Сейчас тётя будет вас фотографировать.

Светка улыбнулась, повесила на шею фотоаппарат и направилась помогать учительнице расставить взбудораженных первоклашек для группового фото.

****

После своего бегства из города N Свете удалось выжить.

С тех пор прошло несколько лет. Ужасная война закончилась. Жуткие творения чужой злой воли и ненависти были истреблены. Оставшиеся в живых восстанавливали разрушенную обескровленную страну.

Светка сменила профессию. Ни за что на свете она не могла больше взять в руки скальпель даже для того чтобы исцелять. Она стала фотографом.