Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Свежие комментарии

    Люда

    Ваш покорный слуга.
    «Вечером мать куда-то звонила, – и Люда была уверена, что завтра ее заберут в психиатрическую больницу. Ночью она спала плохо, ей снились кошмары, ребенок также часто просыпался и плакал».Люда была счастлива, она буквально ног не чувствовала под собой. Еще бы, сегодня Никита сделал ей предложение. Она до сих пор не могла поверить, что из сотен, тысяч девушек, что учились в университете, Никита выбрал ее. То, что к красивому и застенчивому парню прилагались дорогая машина, огромный, по меркам провинциального города, дом, замечательные родители, – будущие свекор и свекровь, – все это только еще больше радовало Людмилу.

    Через месяц после свадьбы…
    За прошедший месяц Люда выяснила очень много интересных подробностей о своей новой семье. Оказалось, что отец Никиты, Роман Николаевич, был экстрасенсом, – не рядовым целителем или знахарем, а очень сильным магом; он не вел прием простых граждан – его клиентами были сильные мира сего. Он часто бывал в командировках, иногда по нескольку недель кряду, его жена, Люция Иосифовна, на вопрос невестки, где же Роман Николаевич, отвечала всегда одной фразой – «папа на работе». Папой она называла мужа. Сама Люция Иосифовна была биоэнерготерапевтом третьего уровня, как она представлялась обычно пациентам. Невестке она как-то раз доверительно сообщила, что у нее нет особенных природных талантов, например, как у папы – вот, почему выше третьего уровня ей не подняться, но папа научил ее всему, чем она могла овладеть, и поэтому у нее не было отбоя от клиентов. Никита был отличным программистом, работал в частном банке, курировал вопросы IT технологий, к занятиям родителей относился иронично, но так как эти занятия приносили очень неплохой доход, то он ни во что не вмешивался. Сама Люда также весьма недоверчиво относилась к увлечению свекра и свекрови, но, как и муж, сохраняла нейтралитет. Сама она училась на медицинском факультете и через год должна была стать дипломированным врачом.

    Через три года…
    Счастливая жизнь разбилась вдребезги три месяца назад. В тот день трагически умер свекор Роман Николаевич. После его смерти на семью посыпались неприятности как из рога изобилия. Сперва выяснилось, что, несмотря на то, что отец Никиты зарабатывал огромные суммы, расходы были такие же астрономические, и поэтому после смерти наследники получили одни долги. Затем им пришлось продать дом, так как оказалось, что он был приобретен по ипотечному кредиту, который Роман Николаевич не афишировал; сумма задолженности по кредиту была такова, что Никита с Людой сразу решили отказаться от дома.

    На этом судьба не успокоилась. Через сорок дней после похорон мужа Люция Иосифовна сошла с ума. Во всяком случае, так объяснили ее странное поведение врачи, которые приехали по вызову Никиты, обнаружившего мать разговаривающей саму с собой в пустой квартире. Она, правда, уверяла сына, что ее муж находится здесь, и что он не умер, а перевоплотился в какое-то там существо. Свекровь поместили в самую лучшую палату психиатрической больницы, но состояние ее здоровья продолжало ухудшаться; она отказалась принимать пищу, уверяя врачей, что это запрещает ей ее муж, и что смерть – это всего лишь переход на другой, более высокий уровень существования.

    Через год…
    Люция Иосифовна умерла месяц тому назад. Перед кончиной разум вернулся к ней на несколько часов. Она плакала и просила пригласить к ней священника, но пока Никита договаривался с врачами и священником, мать умерла. В отличие от отца, который распорядился в завещании его не отпевать и сразу кремировать, Люцию Иосифовну отпели в соседнем храме; на отпевании были только Люда и Никита. Замечено, что в жизни радость и горе всегда уравновешиваются, вот и в жизни Никиты и Люды наконец-то произошло главное событие – они ждали своего первенца, мальчика, как показало УЗИ.

    Через месяц…
    С Никитой что-то происходило – друзья, и коллеги по работе жаловались, что он часто стал где-то пропадать. При этом на все расспросы отвечал невпопад. После нескольких прогулов на работе его уволили. Ребенок, которому он так радовался, совсем перестал его занимать. По первости он часто подносил руку к животу и разговаривал с ребенком. Они даже решили назвать его Романом в честь дедушки. Но теперь он проводил большую часть времени в кабинете, делая вид, что он работает, но Люда видела, что пыль накапливается на клавиатуре компьютера, и что с Никитой происходит что-то странное. Наконец она решилась с ним поговорить. После долгих отпирательств Никита признался, что он сходит с ума. На вопрос, в чем выражается его сумасшествие, он ответил, что с недавних пор ему мерещатся покойные родители. «Да, вот прямо сейчас они здесь в комнате», – сказал Никита и указал Люде на противоположную стену, – «вот они, неужели ты их не видишь?» Голос Никиты дрожал, и по всему его виду было понятно, что он находится на грани нервного срыва. Поэтому, чтобы его успокоить, Люда сказала, что она их видит, и что нет никаких поводов для беспокойства; сама же она уже пыталась вспомнить телефон своего коллеги, у которого отец был психиатром…

    Через год…
    Никита умер спустя три месяца после первого разговора, когда он признался ей, что, кажется, сходит с ума. Врачи определили то же самое состояние, что и у его матери, но заверили Люду, что у ребенка все будет в порядке. Мальчик, которого она назвала Никитой в честь покойного мужа, родился на месяц раньше положенного срока.

    Все началось неожиданно. Во время кормления Никиты она вдруг увидела своего покойного свекра – тот стоял в дверях детской и что-то говорил, но его не было слышно. Видение продолжалось не более минуты, но напугало Людмилу до полусмерти. В эту ночь она взяла Никиту в свою спальню. Утром, когда она еще толком не проснувшаяся варила себе на завтрак кашу, она увидела свою покойную свекровь – та стояла у холодильника и что-то говорила, как вчера свекор, но и ее слышно не было. Перепуганная Люда позвонила своей матери, та примчалась и забрала дочь с внуком к себе.

    Два дня прошли спокойно, а на третий день Люда выносила мусор и увидела мужа и его родителей у мусорных баков. Родители что-то говорили ее мужу, а муж не соглашался. Выронив мешок с мусором, Люда убежала домой. Вечером пришедшая с работы мать едва успокоила дочь. Она куда-то звонила, – и Люда была уверена, что завтра ее заберут в психиатрическую больницу. Ночью она спала плохо, ей снились кошмары, ребенок также часто просыпался и плакал. Утром к ним пришел священник, мама представила его как отца Льва, настоятеля храма Николы Вешнего, что в Старом городе. Люда рассказала, как могла, о том, что с ней происходит и том, что ранее случилось с ее мужем и его родителями. Выслушав молодую мать, отец Лев посоветовал ей на время уехать в небольшой женский монастырь, где она будет в безопасности от тревожащих ее видений. Прочитав запретительные молитвы, отец Лев уехал, сказав, что сегодня же свяжется с настоятельницей монастыря матерью Ниной, – и завтра они уже смогут туда выехать.

    Вечером, пораньше накормив Никиту, Людмила уложила его спать, и сама, собрав сумку с вещами, решила лечь спать пораньше. Ровно в полночь, судя по часам, стоявшим на прикроватной тумбочке, она проснулась как от толчка. Люда села в кровати и посмотрела на кроватку сына – он, сладко посапывая, спокойно спал. Неожиданный стук в окно заставил ее вздрогнуть. Она обернулась и увидела заглядывающих в окно мужа и его родителей. Если раньше лица родителей были спокойными, то теперь гримаса гнева исказила их так, что она с трудом узнала их. Лицо мужа по-прежнему носило выражение мольбы. Стук усилился, маленький Никита беспокойно заворочался во сне. Напуганная кошмарным зрелищем за окном, мать схватила ребенка и легла в постель, накрывшись с головой и читая про себя «Отче наш». Едва она дочитала молитву, в дверь спальни постучались. Затем дверь распахнулась, и в комнату вошла мама Люды; она сказала Людмиле, что за ней приехал отец Лев, он ждет ее у двери, – и надо собираться в дорогу.

    Обрадованная Люда стала быстро собираться, затем оделась сама, одела ребенка и вышла на улицу. Там ее уже ждал отец Лев; он помог уложить сумки в багажник автомобиля «Range Rover LWB» и открыл перед Людмилой дверь машины. Внедорожник быстро ехал по пустым в столь ранее утро дорогам города. Вскоре Людмила забеспокоилась, так как машина мчалась очень быстро, – она попросила батюшку не разгоняться так сильно, но он как будто не слышал ее. Тогда она рванула его за плечо, чтобы привлечь его внимание, но, к ее ужасу, к ней обернулся ее свекор. Когда она закричала от ужаса, он рассмеялся сатанинским смехом. Внезапно он нажал на тормоза и, как только машина остановилась, Людмила открыла дверь и, выскочив на дорогу, побежала, прижимая к себе ребенка, по дороге чувствуя за спиной смех и быстрый топот догоняющих ее ног. Она уже чувствовала за спиной горячее дыхание преследователей, как вдруг перед ней появился некто в белом, в кого она уткнулась, не успев остановиться. Прежде чем она успела испугаться, незнакомец взял ее за плечи и отстранил от себя; она подняла глаза и увидела глаза – больше ничего она уже видеть не могла. Эти глаза источали любовь и уверенность в том, что все будет в порядке. Она поверила ему сразу. Они долго разговаривали, вернее большую часть времени говорила она, а он слушал. Затем, когда она выговорилась, он посадил ее на крышку вентиляционной шахты и сказал, что сейчас он приведет помощь, и ушел по направлению к чердачной двери.

    Через минуту двери отворились, и крыша сразу наполнилась толпой: здесь были и спасатели, и медики, и родители Людмилы, и соседи, – не было только его, и никто не знал, как его зовут, и все радовались тому, что она не спрыгнула с крыши дома.

    Через неделю…
    Отец Лев посетил в больнице Людмилу и малыша. Людмила рассказала отцу Льву, что с ней произошло, и спросила, знает ли он что-нибудь о ее спасителе. Отец Лев рассказал ей в ответ, что в ту ночь ровно в полночь он проснулся уверенный в том, что ей угрожает опасность. Он стал делать то единственное, что он умеет делать хорошо – молиться. Он просил в молитве Господа помочь рабе Божией Людмиле, и он смеет думать, что Всевышний услышал его молитвы и послал Людмиле помощь. Перед тем как уйти, он подарил Людмиле небольшую старинную икону Ангела-хранителя; как только Люда увидела лик, она сразу узнала его, его глаза, которые обещали, что теперь он всегда будет рядом с ней и что все будет хорошо…