Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

С такими друзьями и врагов не надо

Автор — я.

Про «дружбу» с не слишком приятной личностью.Здравствуйте! Хочу рассказать очередную историю из своей жизни. Не страшную, не факт, что мистическую — вам решать, является ли всё произошедшее стечением обстоятельств.

Более трёх лет я дружила с человеком. Его даже парнем назвать язык не поворачивается, скорее, молодым мужчиной — он старше меня (сейчас ему 31, мне 24). Познакомились через интернет, я тогда была в ссоре с мужем, и мы мило и душевно общались. Повода для романтики я со своей стороны не давала, да и с мужем мы вскоре помирились, но Саша (имя изменено) влюбился. По крайней мере, так он говорил. Вёл он себя отвратно, доставал других парней, которые смели мне писать, истерил, когда я долго не отвечала ему. Я уже собиралась отправить этого человека в чёрный список, когда он признался мне, что болен эпилепсией и аневризмой, что ложится в больницу и т.д. Я из тех людей, которые очень часто проявляют излишнее сострадание. Съездила к нему в больницу, поговорили и договорились общаться дальше по-дружески.

Так началась эта трёхлетняя — не побоюсь сравнения — каторга. Вёл Саша себя по-прежнему ужасно, часто манипулировал мною, оскорблял мужа. Я часто психовала и банила его, но он умел втереться в доверие снова, жаловался на инвалидность, говорил, что, что его мама в восторге от меня и рада, что кто-то общается с ним, умел наделать кучу комплиментов и нащупать болевые точки. В итоге всё возвращалось на круги своя.

Через месяц я заболела эпилепсией. Саша посочувствовал и сказал, что теперь я его понимаю и что «общая болезнь ещё сильнее нас сблизит». Правда, приступы у меня были лёгкие, и я не теряла сознание, а вот Саша начал жаловаться на тяжесть своих приступов, на удушье и паралич. Ещё через полгода мои приступы усилились и стали такими же, как у него. Но и тогда я не придала этому значения.

Связывало нас ещё кое-что. Я успешно писала стихи, и некоторые мастера даже хвалили меня. Саша тоже баловался стихами с той разницей, что считал себя гением (его самооценка никогда не была низкой), но на тот ресурс, куда приняли меня, его не впустили. Полгода выслушивания его истерик, требований помочь… В итоге, через мои хлопоты, его приняли в проект, но ненадолго. Саша развил на сайте столь бурную деятельность, что терпеть долго его не стали. В итоге он задепрессовал и начал жаловаться, что муза покинула его, и он больше не может писать стихи. А затем решил делать свой собственный поэтический проект и издавать сборник. Я, как сердобольная идиотка, согласилась помогать ему. Редактировала тексты, познакомила с пишущими людьми… Не буду вдаваться в подробности, что за случай произошёл в его группе, но в итоге я покинула её с нервным срывом и потеряла всякий интерес к творчеству. Стихи просто перестали приходить, а вот Сашины поэтические дела пошли в гору. К тому же, он начал выздоравливать, а вот моё здоровье стало хромать ещё сильнее. Самое обидное, что когда помощь требовалась мне, то я не получала её. Но на глазах моих будто была пелена, я словно не могла отцепиться от контакта с этой персоной. Как только мы ругались, и я заносила его в чёрный список, меня начинали душить необъяснимые слёзы, зажирала совесть (хотя я очень редко была виновата во вспыхнувших конфликтах), в голове рисовались пугающие картины, в которых по моей вине Саша страдал и чуть ли не чах от депрессии. В общем, мой бойкот длился обычно не больше суток, а потом я сдавалась и даже просила прощения, что вообще на меня не похоже — обычно я очень принципиальна в плане «прав-не прав».

Впервые я задумалась над тем, не «вампирят» ли от меня, но пока что отказывалась в это верить. Стала наблюдательнее, перестала писать ему первой. Как только он вспоминал обо мне и присылал сообщение, у меня в жизни происходила мелкая неприятность, причём если он спрашивал о здоровье, то в этот день и час у меня обязательно случался приступ (это не самовнушение — сообщения, как правило, я видела уже после припадка). Заметила, что когда я говорю о себе, он для приличия кидает одно-два слова в ответ и начинает строчить целые трактаты о себе, его самочувствии, планах и т.д. Из-за инвалидности он не работает, и в последнее время начал метаться от буддизма к эзотерике, от православия к ведам… И все его измышления потоком лились на меня. Несколько раз я была у него в гостях, но в мой дом он категорически, даже как-то панически отказывался ехать. Говорил, что не может из-за здоровья, что мне только кажется, будто мы с ним больны одинаково, а ему так плохо, что он не может ехать на другой конец города и т.д. Потом у меня начались неприятности в аспирантуре (Саша, учитывая его любовь к самолюбованию, всегда комплексовал из-за отсутствия высшего образования, а когда я рассказала ему, что поступила в аспирантуру, процедил нечто вроде «мой техникум на уровне современных вузов»). В итоге сейчас мне пришлось уйти в академ при отличной успеваемости — просто потому, что подвёл научный руководитель. Потом мне бесплатно, по квоте, начали давать лекарство, которое Сашины родители покупали за деньги. Сдуру я поделилась хорошими новостями с «другом», и очень скоро лекарство давать перестали, а мне вновь пришлось принимать дженерик, вреда от которого было больше, чем пользы. В то же время Саша получил квоту на операцию, которую планировали делать платно.

Моей последней ошибкой было то, что я рассказала ему о своих планах поехать на море (давняя мечта). Он пожелал мне удачи и рассыпался в восторгах по поводу моего скорого отдыха. Разумеется, очень скоро на волне последних событий накрылся наш тур.оператор. В слезах я решила поделиться горем с Сашей и обнаружила, что он… Отдыхает на море, хотя до этого никогда никуда не выезжал (объяснял это дурным самочувствием и отсутствием средств у его родителей).

Это было последней каплей. Я прямо написала ему о своих наблюдениях и о том, что хочу разорвать общение. Самое интересное, что раньше, когда мы ссорились, он впадал в панику и чуть ли не грозился убить себя, в этот же раз довольно холодно сказал, что дружба — дело добровольное. И тут я поняла, что этот вампир просто насытился вдоволь, съел всё, что можно было съесть, поэтому и не удерживает меня. С чувством какой-то опустошающей свободы я нажала «удалить из друзей».

На следующий день самочувствие моё заметно улучшилось, ещё через день наш тур.агент предложил нам тот же самый тур через другие авиалинии (пришлось доплатить лишь несколько тысяч к изначальной сумме), и мы прекрасно отдохнули в Испании. Когда вернулись, супруг сразу же получил должность, о которой долго мечтал. Приступов уже долго нет. Правда, начались странности со всей техникой, которая принадлежала мне. Один за другим из строя вышли плеер, смартфон, любимая мышь и компьютер. Каждый день — новая поломка. Но негативных эмоций у меня нет — ощущение, что идёт какая-то чистка.

Вот так происходило и закончилось моё общение с этим странным человеком, который исчез из моей жизни — теперь уже, надеюсь, навсегда. Я искренне хочу, чтобы он был счастлив, но вдалеке от меня.