Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Человек, который не мог творить чудеса. Глава 2

[hide]Источник[/hide].
Автор Александр Абрамов.

В этой главе, кстати, и про зелёный туман.Глава 2.
УИКЭНД

На уикэнд, с которого и начались все описываемые далее удивительные события, мы тогда, как обычно, поехали к Доуни втроем, застав у него также традиционных гостей – судью Блетчфорда с женой и викария Хауленда. Они уже не удивлялись Вэлу, привыкли к нему и даже не затевали с ним политических споров, от которых он уклонялся с присущим ему дипломатическим тактом. Да он и сам привык к традиционному английскому отдыху, научился весьма сносно играть в гольф и пить виски перед вечерним обедом. А после обеда в тот вечер мы долго сидели на широких ступеньках веранды, наслаждаясь теплым июньским сумраком, пастельным закатом и прохладным ветерком с Темзы, лениво болтая о том, что приходит в голову в такие убаюкивающие, бездумные часы.

– Я сейчас перечитываю Уэллса, – вспомнила миссис Доуни, – как раз именно в такой летний вечер и, пожалуй, в такой же близости к Лондону упал на Землю первый снаряд с марсианами.

– Теперь не упадет, – откликнулся Вэл. – Никаких марсиан не существует в природе. И вообще никакой жизни на Марсе нет.

– Может быть, не белковая, не кислородная? – предположил судья. – Вы ведь физик, Сузи. Что скажете?

– Боюсь, что нет.

– Даже растительной?

– Никакой нет, – отрезал Вэл. – Ни мхов, ни лишайников – одни каменные кратеры да измельченный песок, подымаемый бурями. Советские спутники Марса уже передали на Землю снимки его поверхности: только мертвые пемзовые пустыни вроде лунных со смерзшейся углекислотой на полюсах.

Ваш Уэллс, при всех его литературных достоинствах, по крайней мере на полвека отстал от науки.

– Странные совпадения бывают в жизни, – сказал до сих пор молчавший викарий. – Помню, как лет тридцать назад – я тогда еще мальчишкой был – собрались у отца, как и у вас сейчас, друзья по соседству. В таком же деревенском коттеджике. Еще до Дюнкерка, даже до Мюнхена. И заговорили: а вдруг война? Тихий закат, ветерок с реки…

– К чему это вы, ваше преподобие? – перебил Доуни.

– Случайная мысль: а вдруг?

– Что вдруг?

– Неожиданное, непознаваемое.

– Непознаваемого нет, есть только непознанное, – вмешалась Сузи.

Я решил погасить спор:

– А ветерокто иссяк. Совсем иссяк. Тихо, как в церкви.

Доуни встал и оглядел чернеющее небо:

– Будет гроза. Метеосводка сообщила о двух циклонах. Один с берегов Испании, другой с арктических широт движутся навстречу. Встретятся над Англией. Может быть, здесь.

– Боюсь грозы, – встревожилась Сузи.

– Я тоже, – поддержала ее миссис Доуни. – Пойдемте в комнаты.

Судья и викарий последовали за дамами.

– А мы, пожалуй, останемся, – сказал Доуни. – Уж очень вечер хорош. Да и гроза далеко.

Я выглянул изза колонны. Чернота на небе прожорливо глотала убегающие облака.

– Молния может ударить внезапно.

– Мы под крышей и за колоннами, – сказал Доуни.

– А шаровая?

– Не паникуйте, ассистент. Шаровую придумали физики.

– А зеленую? – вдруг спросил Вэл.

По черной туши неба черкнула зеленая искра. Мы напряглись, ожидая грома. Но грома не было. Только светилась в небе зеленая ниточка, как след реактивного самолета. А конец ее летел вниз, прямо к нам. Я говорю условно – летел, потому что длилось это мгновение, какието доли секунды. Доуни едва успел спрятаться за колонну, а Вэл, отпрыгнув, рванул меня. Но слишком поздно: светящийся конец копья, брошенного невидимым копьеносцем, ударил меня прямо в лицо, ослепил и прошел насквозь, бросив в беззвездную черную тьму. Сознание погасло…

Очнулся я на диване в нижнем холле коттеджа. В темноте горели свечи. Вэл поддерживал мою голову, а миссис Доуни прижимала к носу пузырек с нашатырным спиртом. Я оттолкнул его: голова была свежа, как после крепкого здорового сна.

– Как долго я был без сознания? – спросил я, подымаясь.

– Минут десять. А мы уже думали, что вам конец, – сказал, подойдя, Доуни. – Ведь молния ударила прямо в вас.

– Рядом, – сказал я: мне не хотелось вспоминать о беззвучном и безболезненном уколе зеленой искры. – Молния ударила между нами, если это вообще была молния.

Я перехватил понимающий взгляд Вэла: онто все видел, но не счел нужным противоречить.

– Думаю, что не молния, – сказал он. – Ни грома, ни дождя – только зеленая вспышка.

– И туман, – прибавил Доуни, – густой зеленый туман. Мы, подхватив Монти, насилу добрались до двери. – Он подошел к окну: – А туман рассеивается. Звезды уже видны. Не гроза, а миф.

– Странный миф, – задумчиво произнесла Сузи. – Молния – это электрический разряд большой мощности. А вы ничего не почувствовали.

– Только увидели. Вспышку, – сказал я. – Кстати, почему это света нет?

Доуни снова взглянул в окно.

– Нигде нет. Должно быть, повреждена сеть.

Еще одно свидетельство в пользу электрического разряда.

– Может быть, то была просто зарница, – предположил судья. – На далеком расстоянии грома не слышишь.

– А зеленый туман? Электрический разряд, ударивший в баки анилиновой красильной фабрики и разбрызгавший бриллиантовую зелень по всей округе? Глупости. – Сузи говорила с апломбом ученого, хотя о метеорологии знала едва ли больше меня. – Это чисто оптический феномен. Результаты циклонической бури в верхних слоях атмосферы. Завтра утром метеорологи объяснят все. Читайте газеты.

Мы остались ночевать у Доуни, разместившись в комнатах для гостей на втором этаже коттеджа. Мне с Вэлом досталась крохотная комнатка с двумя койками и диванчиком у стола, на котором тускло горела свеча. Мы ее не тушили.

– Почему ты скрыл, что молния, если это только была молния, прострочила твою башку? Я ведь стоял рядом и видел, – поинтересовался Вэл.

– Не хотелось общественного участия. Боли я не почувствовал, удара тоже. А очнулся даже свежее, чем был. Как после чашки крепкого кофе.

– Помоему, Сузи права. Это явление из оптики, а не из электроэнергии. Любопытный феномен, конечно.

– Сузи всегда права, – услышали мы от двери. – Вы еще не спите, мальчики?

– Входи и располагайся у свечки. В ее тусклом ореоле ты будешь похожа на привидение, – ответил Вэл, не подымая головы от подушки. – Еще одна из удольфских тайн этого замка.

И свеча погасла.

– Я же говорил, – хохотнул Вэл, – не хватает только, чтобы она опять зажглась.

И свеча зажглась, хотя ничья спичка ее не коснулась.

Сузи замерла в дверях, не в силах чтолибо вымолвить. Меня как пришибло – язык прикусил. Только Вэл продолжал, не смущаясь:

– Ты, крошка, повидимому, несешь в себе огромный запас еще не открытых элементарных частиц, какихнибудь кси- или псимезонов. Они вызывают зеленые молнии и зажигают свечи. Живой ядерный реактор в действии.

– Я боюсь, Вэл, – прошептала Сузи.

– Чего?

– Ведь это, в сущности, необъяснимо.

– Пока. Потом объяснят. В крайнем случае, спроси какогонибудь ассистента у себя на кафедре.

Сузи вышла, еще раз повторив, что ей очень страшно. И свеча потухла.

– Удобно, – зевнул Вэл, поворачиваясь лицом к стене. – По крайней мере, не надо вставать.

Но тотчас же зажглась электрическая лампочка в цветной розетке на потолке.

– На этот раз, кажется, чудеса районной электросети. Всетаки придется встать, – сказал я и выключил лампочку.

Но не успел дойти до койки, как она снова зажглась без участия выключателя.

– Чудеса продолжаются, – иронически заметил Вэл, – и ведь самое страшное, что они не дадут нам спать.

– А мы перехитрим их.

Я опять встал, повернул свечу фитилем в подсвечник и вывернул лампочку, положив ее на стол. Но едва лег, как она уже совсем волшебно зажглась на столе, не соединенная с сетью.

– Удольфские тайны, – удивленно повторил Вэл и, как мне показалось, даже не без удовольствия. – Ктото в округе проводит опыты с беспроволочной передачей электроэнергии. Надо бы ему помешать. – Он сунул чудесно светящуюся лампочку в ящик стола и прильну