Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Проводник. История Джо (1)

Продолжение сериала с рабочим названием «Проводник на тот свет. История Джо».
Это мистический триллер. Здесь буйный техасский коктейль из мескалина, дешёвого виски, кофе, сигарет, шаманской эзотерики и спиритизма.

[hide]Начало[/hide]

Ранее публиковался в творческом паблике.

Автор: Ловчий.Солнце неторопливо переползает от зенита к горизонту на западе, нагревает песок и камни. По запылённому шоссе-90 со стороны каньона Семинол, превышая скорость, мчится старый форд. Широкая дорога словно расслаивается, и с севера на юг трассу рассекает Барксдейл роуд, дорога в никуда. Редкие заправки, свалки старых машин и выжженная пустыня на многие мили вокруг. До границы с Мексикой рукой можно подать, если только та рука не отсохнет в раскалённом мареве, заменившем на весь день нормальный воздух.

Я на минуту задумался. Окружавший меня покой располагал к монотонному течению мысли. Так размеренно отвечает шорохом нагретый асфальт, гул мотора под капотом, и бесконечное шоссе растворяется в полудне, что ты начинаешь слышать себя.

Моя практика провалилась. Не то чтобы проблема, опытный реаниматолог всегда найдёт себе приличную работу, будь ты в Техасе или на Аляске. Не место определяет человека, а совсем даже наоборот. Проблема была глубже намного.

Я стал сомневаться. Вся моя жизнь стала казаться тупиком, из которого нет выхода. Бесконечные крысиные бега, потеря веры в собственные силы.

Мой приятель по колледжу и партнёр по воскресным вылазкам в гольф-клуб, Сэм Шарон, предложил свою помощь.

Никогда раньше не общался с психоаналитиками как пациент.

Причину мы нашли скоро. Моё детство.

Чушь от первого и до последнего слова, но я был заложником доброго отношения к Сэмми. За сеанс он не взял ни цента. Но пошутил, что, если доведётся, мы сочтёмся.

А год назад в машину Сэма въехал грузовик. Помню, как на столе в операционной лежал обрубок человека. Но мой приятель очень хотел жить. Он цеплялся за каждый вдох, и мы, вдохновлённые его упрямством, провели часов пять, то теряя его, то обретая вновь и вновь.

А потом кто-то похлопал меня по плечу и разочарованно протянул:

— Не получилось, Джо. Видать, и я тебе тогда не сильно помог, друг.

Я обернулся, но никого не увидел. Сестра Клэр невнятно пробормотала молитву, в её словах мне почудился укор. Сэмуэля Шарона нельзя было спасти. Только смириться со смертью, особенно вот такой, очень нелегко.

Медиков принято считать циниками, но это стереотип. Знаю одного патологоанатома из нью-йоркского госпиталя в Квинс, здоровяк с обритой наголо головой. Так вот он напивается в хлам после смены перед первым выходным, если накануне пришлось анатомировать ребёнка. В остальном это спокойный и крепкий парень.

Мой пунктик — люди, которые цепляются за жизнь. Сэм оказался именно таким, а теперь его нет среди живых. А я еду по пустынной дороге в неизвестность.

Выкручиваю руль влево и съезжаю на усыпанную щебнем полосу. Барксдейл роуд, и передо мной необъятная, на сколько хватает взгляда, пустыня. Седан потряхивает на ухабах. Еще час, если не более того, придётся потерпеть.

Лет шестьдесят назад здесь, неподалеку, жили шахтёры. Когда медные жилы иссякли, городок обезлюдел, и пустыня прибрала его. Хотя именно эти места стали домом для Эскуро, чокнутого идиота или гениального шарлатана, на чью помощь я рассчитывал.

Может казаться странным, что дипломированный врач ищет ответов у шамана. Но так уж вышло. У меня был небольшой выбор: психушка или он.

В первый раз призрак Сэма пришёл ночью, сразу после аварии. Явления яркие и дикие лишили меня сна. Очень скоро Кэтлин, моя теперь уже бывшая, стала настойчиво предлагать обследование у психиатра. Она даже договорилась с кем-то в госпитале штата, чтобы меня приняли. А это уже не милый треп на диванчике о том, как ты застал своих родителей в постели за любовными играми… Нет, сука, это уже шанс оказаться в психушке!

Ни успокоительное, ни алкоголь не могли отогнать мои галлюцинации.

Всё переменил один случай. В мою приёмную ворвалась женщина. На вид ей было лет пятьдесят. Волосы с проседью убраны в пучок, плотное телосложении и мясистые черты лица наводили на мысль о латиноамериканском происхождении. Гостья с криком вбежала в кабинет и замерла как вкопанная. Она смотрела мне в глаза, и во взгляде её читалась смесь ужаса и удивления.

— Успокойтесь, сеньора, чем я могу вам помочь? – я машинально перешёл на испанский, на котором говорил вполне приемлемо.

— Отдай мне его кольцо, сволочь! – женщина закрыла лицо ладонями и затряслась от накатившей истерики.

— Кольцо? – я с тревогой глянул на телефон и оценил свои шансы, получится или нет незаметно вызвать охрану.

— Да… мой мальчик не может уснуть…

— Уснуть… упокоиться… упокоиться, — я вслух перебрал все возможные варианты перевода её слов.

— Где ваш сын, мэм?

Мексиканка убрала руки от лица и, стиснув зубы, завыла протяжно и глухо, как плакальщица на похоронах.

— Мои соболезнования, сеньора, но что я могу сделать? О каком кольце речь? – гадать не приходилось, её сын мёртв.

— Ты забрал его! Эскуро сказал мне! Он всё видел, и я видела тебя на дороге!

— Мэм, если вы и дальше будете говорить только обрывки своих мыслей, то мне будет очень трудно решить вашу проблему.

— У Лоренцо было кольцо, он подарил его Теодоро, нашему сыну… Теперь у меня нет ни мужа, ни сына… Но мне нужно их кольцо. Оно было в день смерти на руке у Тео. Он мне рассказал об этом. Но кольцо забрал врач, который воскрешает мёртвых! Отдай кольцо!

От услышанного я пришёл в состояние лёгкого шока. Но что-то заставило меня вникнуть и разобраться в ситуации. У женщины погиб ребёнок: сын-подросток разбился на мотоцикле. И кто-то из медперсонала украл его кольцо, подаренное отцом. Здесь всё вполне понятно. Однако узнать об этом помогли потусторонние силы.

Лурдес, так звали несчастную, после смерти Теодоро стала каждую ночь слышать голос сына. Бессонные ночи, дурное ощущение присутствия, гнетущее чувство страха и отчаяния — всё это сводило с ума и причиняло душевные муки. Тогда-то один знакомый и посоветовал ей обратиться к колдуну по имени Эскуро.

Метис, живший в пустыне, умел общаться с покойниками и, самое главное, помогал им разорвать связь с миром живых.

Её история звучала странно, но что напрочь меня увело от реальности, так это внезапно проснувшийся интерес ко всей происходившей у меня под носом чертовщине. Трагедия Лурдес и её сына словно открыла для меня долгое время запертую дверь. Что скрывалось за нею: ужасы внешнего непознанного мира или собственные демоны подсознания? Поиски увлекали настолько, что работа и прежние заботы отошли на второй план. Я постоянно выспрашивал о чём-нибудь необычном. Было неловко признаться в проявившейся тяге к мистике и потусторонним явлениям. Но до поры удавалось скрывать это.

Используя своё положение в больнице и знакомства в окружном полицейском управлении, я смог вычислить того ублюдка из анатомички, что позарился на золотую печатку погибшего месяц назад мотоциклиста.

Им оказался самый обычный санитар, как и несчастный подросток, выходец из Мексики, отсидевший по юности за мелкие кражи, член банды Суренте.

Парнишка не успел донести добычу до дилера. Умер внезапной и жуткой смертью, вроде бы как от передозировки крэка слетел с катушек, выскочил на дорогу и попал под колёса случайной машины.

Кольцо нашли в его квартирке и вернули законной владелице.

А моё увлечение мистическими совпадениями стало только крепче.