Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Переплетение разумов. Финал

Автор — я (Arreat)

Концовка истории ужасов Томаса.

Прошлые части:
[hide]тут[/hide] и [hide]тут[/hide]Финал — Всё хорошее достигается жертвами

Родной дом Томаса является типичным двухэтажным своим домом. Парень не спеша минул калитку, подойдя к входной двери. Открыв её, он медленно зашёл внутрь.

Дома везде горел свет. Медленно зайдя в гостиную, Томас обомлел.

— Здравствуй, сынок. – Невозмутимо воскликнул отец, сидящий за столом, на котором стояла почти пустая бутылка виски.

— Папа?!

— Что, как прогулка? – Тем же спокойным голосом спросил он.

— Что здесь происходит? Я ничего не понимаю.

— А что тут понимать? Ты пришёл со школы, только и всего.

В мгновение Томас ощутил себя ребенком. Обычная домашняя атмосфера, отец, напивающийся в очередной раз. Все последние события ушли куда-то далеко, оставив его один на один со своим «любимым» папочкой. Он медленно прошёл к столу и сел напротив пьяницы.

— Как день прошёл? – После двух минут молчания внезапно спросил он.

— Меня, вообще-то, многократно пытались убить!

— И только? Хм, я думал, ты скажешь, что подумал над своим поведением и теперь будешь слушаться меня беспрекословно.

— Что? Ты в своём уме? Тебя только и интересует алкоголь в этой жизни? – Не ожидая от себя такой уверенности, выпалил Томас.

— Сегодня я в хорошем настроении, так что готов пропустить мимо ушей твою дерзость. Если ты, конечно, ПРЯМО СЕЙЧАС примешься за домашние дела. Я просто умираю от голода.

В сердце Томаса что-то кольнуло. Несмотря на кучу убитых им монстров, в этот раз он снова почувствовал себя беспомощным. Словно не управляя своим телом, он встал и направился на кухню для того, чтобы исполнить просьбу.

Что-то здесь точно было не так. Все эти ужасные монстры, кровь, тот парень и… Софи. Отец, сидящий тут, будто ничего и не произошло. Он совсем запутался, потерял всякую нить логики. Ему так это осточертело, хотелось бросить всё и вернуться к своей прежней жизни. Да, он ненавидел её, но разве борьба с монстрами — дело рук шестнадцатилетнего мальчишки, который и слова не может сказать против воли отца?

В это время изображение за окном начало меркнуть, словно расплываться.

— Может, мне и не нужно бороться? Может, моё место здесь. Окончу школу, уйду из-под гнета отца и пойду своей дорогой куда глаза глядят? – Продолжил свои мысли Томас, продолжая нарезать морковь для любимого супа его папы. – Разве это плохо — жить так, как велит твой самый что ни на есть прямой родственник? Может его крики и ругань – зло во имя добра?

За окном уже не было видно ничего, словно всё накрыл какой-то плотный черный туман. Но парень этого не замечал.

— Всё-таки отец не сдал меня в детский дом, не выгнал на улицу, не убил. Может, это Я плохой сын? Я всегда всё делал не по его воле, не так, как хочет он. Возможно, именно из-за этого папа и пил?

— ТОМАС! ПОБОРИ СВОИ СТРАХИ! ОНИ УБЬЮТ ТЕБЯ! – Голос Софи как лезвие острого клинка разрезал мысли парня.

Томас внезапно отбросил все свои последние мысли.

— Я должен взглянуть своему страху в глаза! – Сказал парень, после чего весь туман за окном в мгновение рассосался.

Юноша быстро влетел в гостиную.

— Ну, где мой ужин? – С заплетающимся языком спросил отец.

— Я… тебе… НЕ РАБ! – Выдавил из себя Томас.

Отец встал из-за стола. Глядя прямо в глаза парню, он подошёл к нему и зарычал: «А НУ ПОШЁЛ ГОТОВИТЬ ЭТОТ ГРЁБАННЫЙ УЖИН, ИНАЧЕ Я ТЕБЕ ПОКАЖУ!!!».

Юноша не сразу смог взглянуть в глаза папе. Этот взгляд казался ему страшней самого ужасного монстра. Вдруг он решил побороть свой страх другим способом. Он достал пистолет и выстрелил. Выстрелил своему отцу прямо в голову. Пуля прошла насквозь, словно через туман, который тут же зарос обратно, будто ничего и не было.

— ДА… КАК ТЫ СМЕЕШЬ? Я… Я УБЬЮ ТЕБЯ!!! – Заорал отец и принялся душить Томаса.

Парень начал задыхаться. Уже теряя сознание, он наконец-то переборол себя. Он взглянул отцу в глаза. Что-то во взгляде парня переменилось, чего его папа не ожидал.

— Ты… мне… НЕ ОТЕЦ! – Задыхаясь процедил Томас.

Отец выпустил его шею из рук и отпрянул назад. Его удивлению не было предела. Внезапно всё перед глазами парня начало уходить. Отец растворился в воздухе. Квартиру начал поглощать черный туман. Всё реальное отступало, оставляя его наедине со своими мыслями.

***

Томас очнулся посреди неизвестной ему улицы. На улице всё так же была ночь. Бесконечная ночь. Городок не был похож на те, что доводилось ему видеть. Оглядевшись вокруг, он заметил табличку с надписью «Добро пожаловать в Кирквилль».

— Где я? Что я здесь делаю? – Только и смог недоуменно сказать он.

Вокруг никого не было. Ни в одном доме свет не горел. Но что-то здесь было зловещее. Томасу стало не по себе.

Он неуверенно пошёл вперёд, не зная, куда и зачем он идёт.

Парень шёл дальше и дальше, не понимая, смог ли он своими поступками дома «побороть свои страхи». Он победил или вышел из всего этого проигравшим? Всё находилось словно в тумане. Казалось, что Томас сходил с ума от всей этой неопределённости и всего безумия, происходящего вокруг. Спящий неживой город олицетворял его жизнь, полную постоянного одиночества. Может это ещё одно испытание?

— Да сколько можно этих испытаний? Выпустите меня уже наконец из этого кошмара!!!

Крик прорезал тишину, и тишина ответила своей натурой в ответ. Блуждающий по неизвестному провинциальному городку, юноша выглядел весьма дико и необычно.

За последним поворотом в конце улице он увидел свет. Опять дом, опять горящий свет в нём.

— Нет, я точно скоро сойду с ума.

Снова калитка, снова входная дверь. Томас ожидал чего угодно. Внутри дома было довольно уютно. Слева была спальня, справа туалет. Пройдя прямо, он увидел кухню и лестницу наверх. Он медленно поднялся по лестнице, как вдруг на самом верху почувствовал резкий удар, отчего пистолет улетел вниз, а сам парень пошатнулся назад. Снова ОН.

— Ты пришёл сам. И не нужно было за тобой тогда гоняться. – Воскликнул Саймон, снова нанеся удар в лицо Томаса.

— А я тут пишу книгу. Сегодня у меня вдохновение, ведь в ней появился новый герой. Да, это ты, Томас. Доктор Пурнелл говорит, что я должен писать только о себе, чтобы вылечиться, но что-то мне стало скучно. А тут такое совпадение – твоё появление.

— Что ты несёшь?! – Воскликнул Томас, как снова получил удар.

— Не перебивай! Так вот, я почувствовал, что ты можешь стать угрозой для моего «творчества», но ты стал моим вдохновением. Столько новых созданий, столько ужасов и страхов, о которых можно написать, ведь так? – Со злобной ухмылкой спросил Саймон.

Томас попытался нанести удар в ответ, но промахнулся и получил по животу, согнувшись пополам.

— И знаешь что? Софи пытается меня спасти, она тоже стала героиней моей книги. Забавно, не правда ли? Страсти накаляются. Я впервые смог почувствовать некую эйфорию, совмещённую с адреналином. Но мне не угрожает ничего. Ты же дохляк, как ТЫ сможешь убить МЕНЯ?

Саймон присел, чтобы оказаться на уровне лежащего и корчащегося от боли Томаса.

— Ты хотел увидеть человека, у которого жизнь хуже твоей? Он перед тобой. Но что-то я не вижу радости. Где же она? Её НЕТ. В моём мире не может быть…радости. Здесь только отчаяние и боль. БОЛЬ! – Выкрикнул он и снова нанёс удар. – Ты думаешь, что издевательства одноклассников – это ужас? Что твой отец превратил твою жизнь в кошмар? Не-е-ет. У тебя хоть что-то было. У меня же не было ничего!

Кашлянув, Томас вспомнил об одной детали. Он достал из кармана фото, то самое, что выпало из кармана Софи.

— У тебя… была… Софи. Подумай хотя бы о ней. – Через боль процедил парень и протянул ему фото.

Саймон затих. Что-то тронуло его непоколебимую уверенность и твёрдость. Томас, воспользовавшись этим, с криком рванул вперёд, схватив его и повалившись с ним с лестницы.

Два парня, имеющие крайне плохую жизнь в прошлом, забыв обо всём, в порывах ненависти пытались покончить друг с другом. Одни посреди всего ужасного и пустого мира. Удар за ударом, они выбивали из друг друга оставшиеся крохи положительных качеств, оставляя лишь пылающий гнев, разрывающую ненависть и колючую злобу.

— Томас! Этот мир всегда существовал. Мир самых сокровенных кошмаров каждого человека! У него ДОЛЖЕН быть хозяин. И пока он есть, он заключен здесь навеки!

— Ты просто слаб и не можешь побороть свои страхи! – Выпалил Томас, быстро протянул руку и схватил пистолет.

Прогремели выстрелы. Один за другим. А после послышались звуки щелчков затвора. Посреди дома сидел парень, весь в крови, направив дуло на то, что раньше было головой Саймона. Новый голос приказывал ему подниматься наверх. Ведомый каким-то гипнозом, Томас повиновался. Он зашёл в комнату на втором этаже, где находилась книга. Парень пытался сопротивляться, но что-то будто вселилось в него, не давая сделать ни движения. Рука сама взяла ручку и приготовилась писать.

Он не хотел писать то, что шептал ему голос. Он писал нечто своё. Когда Томас закончил, перед глазами снова встал облик родного отца, пытающегося задушить собственного сына. Вот он начинает задыхаться и терять сознание. Он любил своего отца всем сердцем. Где-то глубоко в душе. Несмотря на все гонения. Слеза покатилась по щеке беспомощного парня. Тратя все свои последние силы, что оставались в его душе, он, идя против воли голоса, схватил пистолет, который помогал решить ему все проблемы последних дней. Схватил, чтобы решить последнюю. Выстрел, и он упал на пол, оставляя этот мир наедине с собой.

***

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пациент больницы для душевнобольных найден мертвым.

— Я… гонимый своими бесконечными страхами, пишу свою последнюю записку. Я поборол свои кошмары, но… мне пришлось пожертвовать собой. Зато теперь я свободен и, наконец-то за последние много лет, спокоен. Не знаю, помог ли я кому-то в реальной жизни, но это не важно. Важно то, что я поборол себя.

— Я прошу прощения у своего папы. Я не смог стать таким, каким ты хотел бы меня видеть. Я стал огромной обузой, попав после того случая сюда, в комнату моего последнего уединения. Знаю, он хотел совсем другого, и, возможно, теперь впадет в ещё большую депрессию, но… Теперь я стал мужчиной.

— Надеюсь, теперь у Софи и Саймона всё в порядке. Даже если они существуют только в том мире, но всё равно, спасибо им. Они сыграли немалую роль в моём «выздоровлении». А теперь я вынужден со всеми попрощаться. Эта книга, должно быть, наконец-то закончена. И моя жизнь – тоже. Спасибо всем.

***

После дня смерти Томаса Саймон внезапно стал идти на поправку. Удивлению доктора Пурнелла не было предела – парень забывал все свои страхи, будто его мозг сам отторгал их. Софи всё чаще приходила навещать его. Через полгода, закончив ужасную волокиту с бумагами, она всё же смогла добиться его выпуска из больницы. Убийство двух полицейских не осталось безнаказанным, но, учитывая состояние Саймона на тот момент, ему дали только условный срок.

***

— И это правда? То, что ты рассказал? – удивлённо спросила Софи после услышанной истории.

— Да… Он помог мне, и я ему благодарен. Именно благодаря неизвестному парню Томасу из другого города я смог освободиться от всех проблем. – Ответил Саймон. – И благодаря ему я могу теперь быть с тобой. Спасибо, что не покинула меня. Ты самый дорогой человек в моей жизни.

— Я знаю, Саймон. Я знаю.

Ещё час они стояли возле могилы Томаса Перссона, неизвестного им ранее парня 1996 года рождения. На могиле была выгравирована надпись: «Терзаемый ранее, обрел покой поныне». Он был мертв. Его жизни пришёл конец. Но он всё же смог осуществить свою заветную мечту – сделать чью-то жизнь счастливее.