Контакты
Адрес:

603011, г. Н. Новгород , Июльских дней ул., 20

Телефон: (831) 245-10-03 (831) 253-65-19

Время работы: пн-вс 10:00-19:00
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Свежие комментарии

    По ком звонит звонок

    Автор – я. После предыдущей истории про Андрюху меня просили тоже съездить в Кострому в командировку. Я съездил, но лучше бы я этого не делал. Или лучше бы это был не я.Я был отправлен в командировку в Кострому на два дня. Жить я должен был в той самой квартире, где нашему сисадмину Андрюхе привиделись буйные соседи сверху, которые на самом деле несколько лет тому назад заживо сгорели, и на их покрытой гарью жилплощади никто так и не поселился.

    Зачем Андрюха такое придумал – непонятно. Меня-то такими байками точно не проймешь. Потому что у меня есть надежное средство от любых – мертвых или живых – буйных соседей: нательный крестик, молитва «Отче наш» и одеяло; а если не поможет – то беруши в уши.

    Первым делом я, конечно, упросил консьержа за «сувенир» показать мне эту мистическую выгоревшую квартиру. Ну, квартира как квартира, ничего такого.

    Успокоившись, я отправился на работу, — ради чего, собственно, я и приехал к нашим коллегам-костромичам. Кстати, спросил в лоб у них, что именно и в каком количестве курил Андрюха. Они сказали – только его любимые, с ментолом, и больше ничего вроде бы…

    В общем, в первую ночь, которую я провел в квартире, никаких звуков и шорохов ни от угоревших соседей сверху, ни от вполне живых соседей снизу я не услышал: тишина была гробовая. Звук я услышал лишь под утро и долго не мог сообразить, почему он не отключается, несмотря на мои тщетные попытки вырубить будильник в сотовом.

    На пятом настойчивом звонке до меня дошло, что звук исходит от входной двери: кто-то был непоколебимо уверен в том, что я непременно должен был выйти на контакт.

    Я вышел. За дверью стоял по виду работник какой-то конторы со списком формата А4 и потертой шариковой ручкой в руках.

    — Вы владелец этой квартиры? – спросил он меня торопливо.

    — Ну да, — как-то не очень подумав, выпалил я спросонья на всякий случай.

    — Хорошо, я вас пометил, вам уже пора собираться, — буркнул он и быстренько побежал вниз по лестнице, перед этим метнув оценивающий взгляд через мое плечо вглубь комнаты.

    Я хотел было захлопнуть дверь, но в руке у меня была его ручка.

    — Эй, постой, ты ручку забыл! – заорал я сквозь лестницу. Терпеть не могу, когда у меня собирается коллекция чужих ручек. Я поскакал вниз как был – в одних труселях, но этого человека и след простыл. Только консьерж смотрел на меня затуманенным взглядом, словно я тоже был Андрюха, который тоже курил. Когда я попытался объяснить, что хочу вернуть ручку только что пробежавшему тут работнику какой-то конторы, консьерж только недоуменно развел руками: не было тут никого, видите ли.

    И тут прогремел мощняцкий взрыв, причем в моей квартире. Разнесло все в щепки, включая мои вещи, планшет и вообще все ценное. Единственная ценность, которая не пострадала, это был я сам. Ну, и еще мои труселя. (Это я сейчас веселюсь, а в тот момент я на пол сел от шока.)

    Как потом выяснило следствие, я сдуру включил обогреватель на балконе, а не в помещении, не разобравшись с хитроумными выключателями, в результате чего бытовой баллон с газом, который стоял на холоде, нагрелся, потом перегрелся и лопнул к чертям. Так как квартира съемная, то за оставленный на балконе газовый баллон ответственность должен был нести непосредственно владелец квартиры.

    По дороге к хозяину квартиры, с которым у меня должен был состояться серьезный разговор, я думал о том, что, может, явившийся ко мне так удачно работник конторы был вовсе не работник, а какой-нибудь ангел внеземной, который спас меня от преждевременного попадания в Рай.

    На этой мысли я начал подниматься по лестнице к квартире хозяина, как вдруг навстречу мне попался стремительно бежавший вниз тот самый «ангел».

    — Я вас чуть не перепутал с реальным хозяином квартиры, зачем вы меня в заблуждение ввели! – заорал он мне в лицо. – Ручку-то отдайте! – продолжил орать наглый работник.

    Я оторопело протянул ему ручку, и он помчался дальше. Когда я добрался до двери хозяина моей взорванной квартиры, меня встретила его жена. Она билась в истерике: решив, что я врач вызванной ею скорой помощи, она призывала меня быстрее начать реанимировать ее супруга, корчившегося в предсмертных муках. Так как я этого, к сожалению, делать не умею, то он довольно быстро скончался у нас на руках. Приехавшей «скорой» пришлось минут двадцать реанимировать меня вместе с теперь уже вдовой бывшего хозяина злополучной квартиры.

    Тем не менее, немного придя в себя, я поинтересовался у вдовы, кто был тот самый работник, который выбегал из их квартиры перед моим приходом. Она заявила, что никто к ним в тот день вообще не заходил. А ее муж перед моим появлением на их пороге спокойно себе спал. Но потом вдруг проснулся, сел на кровати и сказал, что ему пора куда-то собираться: якобы так ему было кем-то велено. А потом схватился за сердце и начал умирать. После чего она вызвала «скорую», перед приездом которой успел появиться я.

    Вот так вот я съездил в Кострому. Лучше бы это был не я, а кто-то другой: Андрюха, например…